Горная 5ка Мешкова на Центральный Памир 2010. Отчёт

Группа целиком на фоне только что пройденного ледопада Витковского
СЕКЦИЯ ГОРНОГО ТУРИЗМА
НОВОСИБИРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА


ОТЧЕТ


О горном походе пятой категории сложности
в районе ледника Федченко (Центральный Памир),
совершенном с 19 июля по 23 августа 2010 г.


Маршрутная книжка № 0-70-10


Руководители группы – Юдин В. А., Мешков О. И.
e-mail руководителя: O.I.Meshkov{ собaка }inp{ точка }nsk{ точка }su


Справочные сведения

Проводящая организация

Секция горного туризма Новосибирского Государственного Университета, 630090, г. Новосибирск-90, ул. Пирогова, д. 2, т. (383)-336-31-54.

Количественная характеристика пройденного маршрута

Вид туризма Категория сложности Протяжённость активной части, км Продолжительность (общая/ходовой части) Сроки проведения
горный пятая 180 34 29 19.07–23.08. 2010г.

Район похода

Маршрут совершён в районе ледников Абдукагор, Язгулемский, Захарченко, Ракзоу, Федченко, Витковского, РГО Центрального Памира.

Справочные сведения о районе

Представляется излишним перегружать отчет подробной информацией об орографии, флоре и фауне района, которую при желании легко найти в Интернете. О Памире (рис. 1.4.1) так много написано, а в библиотеке МГЦТК так много подробных, хорошо иллюстрированных отчетов о походах, совершенных в этом районе, что лучше не раздувать этот раздел «цельнотянутой» информацией.

Центральный Памир у автора ассоциируется с высокими горами, могучими ледниками, поистине необъятными просторами, которыми можно полюбоваться с вершины или седловины перевала в хорошую погоду. Памирские масштабы – это нечто, трудно передаваемое словами. Нам повезло, запоминающихся видов на маршруте было много.

Наиболее подходящее время для продолжительных походов по Центральному Памиру - это период с середины июля по начало сентября, хотя на этот счет у знатоков есть разные точки зрения. Например, В. А. Юдин полагает, что в районе 20 августа погода, в среднем, ухудшается на 5-7 дней, но затем может восстановиться. Г. Е. Сальников, напротив, считает, что походы по Центральному Памиру целесообразно сдвигать к концу августа, т.к. в конце августа – начале сентября ему в среднем реже приходилось пурговать. Есть также мнение, что все определяется везением: бывают года хорошие и плохие. Лето 2010 г. в том районе, где проходил наш поход, явно отличалось повышенным количеством осадков, что подтверждалось, в частности, обилием сочной зелени на склонах практически вплоть до уровня ледников. Нам пришлось столкнуться с разнообразными проявлениями стихии, иногда неприятными, но терпимыми. К сожалению, достаточно плотные облака все время висели на высотах 5500 м и выше, поэтому массивом пика Революции, например, нам особенно полюбоваться и не удалось.

Рис. 1.4.1. Поход проходил в районе п. Революции (6974 м.) и ледников Абдукагор, Язгулемский, Ракзоу, Федченко, Грум-Гржимайло, Витковского, РГО.

При подготовке к походу и написании отчета использовались материалы сайтов

Автор считает своим приятным долгом выразить благодарность А. Лебедеву за консультации по прохождению перевала Паустовского. Кроме того, хочется выразить глубокую благодарность тем сотрудникам МГЦТК, кто взял на себя труд оцифровки имеющихся в библиотеке клуба отчетов. Возможность доступа к ним из Интернета и очень удачная организация контекстного поиска на сайте превращает сбор информации о планируемом путешествии в приятное, увлекательное занятие.

Заметная часть нашего маршрута совпадала с тем, что был пройден группой А. Мамонтова в 2005 г. Много существенных деталей об особенностях разнообразных участков пути были почерпнуты из отчета о том походе и из бесед с А. Мамонтовым и Г. Сальниковым.

Подробная нитка пройденного маршрута

Душанбе – кишлак Поймазар - р. Абдукагор – р. Дустироз - пер. Дустироз (2А, 4615 м GPS) – пер. Одесса (3А, 5120 м GPS) – ледн. Ракзоу - пер. Выгодный (1Б*, 5050 м GPS) – пер. «5921», 3А - лед. Федченко – пер. Ребро (3А, 5480 м) – ледн. Абдукагор – пер. Златоуст (2А, 5461 м) – ледн. Федченко – пер. Паустовского (п/п 3А, 6200 м,) – пер. Зимовщиков (2Б, 5915 м) – ледн. Витковского – ледн. Федченко – ГМС им. Горбунова – пер. Кашал-Аяк (2А-2Б, 4300 м) – ледник РГО - р. Абдукагор – кишлак Поймазар - Душанбе.

На рис. 1.5.1. показан высотный график маршрута, на рис. 1.5.2. приведена орографическая схема. Более подробные картографические материалы собраны в Приложении 2.

Рис. 1.5.1. Высоты ночевок (красные кружки) и максимальные высоты, достигнутые в те же дни (синие квадраты)
Рис. 1.5.2.. Нитка маршрута. Старт и финиш – красный треугольник. Синий треугольник – место дневки. Красный пунктир – занос заброски. Зеленый пунктир – запланированный маршрут первого кольца. Голубой пунктир – запланированный маршрут второго кольца. Черные точки – произошедшие изменения маршрута. Кружками обведены пройденные перевалы.

Определяющие препятствия маршрута

Вид препятствия Наименование Категория трудности Характеристика препятствия
перевал Дустироз. 2А, 4618 м снежно-ледово-осыпной
перевал Одесса 3А, 5120 м снежно- ледовый
перевал Выгодный 1Б*, 5050 м снежно-осыпной
перевал «5921» 3А, ок. 5900 м снежно- ледовый
перевал Ребро 3А, ок. 5480 м скально-ледовый
перевал Златоуст 2А, 5461 м снежно-ледовый
перевал Паустовского 3А, ок. 6200 м снежно-ледовый
перевал Зимовщиков 2Б, 5915 м снежно-ледовый
перевал Кашал-Аяк 2А-2Б, 4300 м снежно-ледовый

Формально, были также пройдены перевалы Язгулемский (2Б) и Танымас (1Б), но отнести их к определяющим препятствиям маршрута не представляется возможным: оба остались просто незамеченными группой, потому что «брались с фланга».

Состав группы

Ф. И. О.
Год рождения Опыт Должность
1 Юдин Владимир Алексеевич 1952 6у 6р Руководитель
2 Мешков Олег Игоревич 1959 6y 5p Запасной руководитель
3 Фидлер Марина Анатольевна 1990 Фотограф, финансист
4 Короленко Леонид Александрович 1988 Участник
5 Щербаков Антон Станиславович 1988 Отв. за снаряжение
6 Сорокин Михаил Алексеевич 1987 Врач
7 Мамонтов Павел Геннадиевич 1984 Связист
8 Степанов Василий 1977 Навигатор, реммастер
9 Ульянов Александр Петрович 1972 5у 2р Завхоз

Фотографии участников

Адрес хранения отчёта, наличие кино- и видеоматериалов

Отчёт хранится в библиотеке Новосибирского Отделения Туристско- Спортивного Союза России.

Выпускающая МКК

Маршрут рассмотрен Западно- Сибирской зональной МКК № 154-00-66665553 Новосибирского Отделения Туристско-Спортивного Союза России.

Организация маршрута

Общая смысловая идея похода.

При подготовке маршрута 2010 г. было принято решение ограничить его длительность ровно пятью неделями. Это связано, в частности, с тем, что авиакомпания S7 совершает рейсы из Новосибирска в Душанбе только раз в неделю. Первоначальный, заявленный вариант прохождения маршрута включал перевалы Дорофеева-Горбунова (3А*) и радиальное восхождение на пик Революции (3А*), поэтому даже пятинедельное путешествие еле-еле позволяло все это осуществить. В силу различных обстоятельств реально пройденный маршрут оказался скромнее задуманного как раз на эти два определяющих препятствия.

Около половины участников группы имели ограниченный высотный опыт, но были достаточно хорошо подготовлены технически и физически. Пройденный маршрут должен был существенно повысить их спортивную квалификацию. Район п. Революции – одно из красивейших мест Памира, где не довелось до сих пор побывать обоим руководителям похода. Здесь находится крупнейший долинный ледник мира, а также легендарная ГМС им. Горбунова, каждое посещение которой остается в памяти на всю жизнь. При планировании похода рассматривался вариант заезда с юга, по р. Бартанг, однако собранная в Сети информация заставила задуматься о надежности такого варианта. Мы побоялись разливов Бартанга в июле, сопровождающихся разрушением дороги вдоль реки и отдали предпочтение более надежному северному варианту заезда, через Ванч и Поймазар (рис. 2.1).

Рис. 2.1. От Бартанга отказались, но и вдоль Ванча ехать непросто!

Варианты подъезда и отъезда.

В Душанбе из Новосибирска мы долетели самолетом авиакомпании S7, предоставившей нашей группе значительные скидки на билеты, за что мы выражаем глубокую благодарность заместителю Генерального директора компании А. В. Еремину. Для покупки авиабилетов удобнее использовать загранпаспорт, т.к. в аэропорту нужно проходить паспортный контроль. Автомобильная часть маршрута обошлась нам в среднем в 550$ за один «Уазик» (от Душанбе до Поймазара).

Горно-Бадахшанская автономная область Таджикистана, является приграничным районом: граница с Афганистаном проходит по рекам Пяндж и Памир. Оформление пропусков, дающих право на посещение ГБАО, является обязательной формальностью, занимающей не менее одного рабочего дня.

Кроме этого, требуется оформление регистрации пребывания на территории Таджикистана. Это можно сделать заранее, по договоренности с туроператором, а вот для оформления пропуска в ГБАО нужны оригинала паспортов, в которых проставлена отметка о пересечении границы Таджикистана.

В Поймазаре с нас безуспешно пытались взять деньги за проезд на территорию национального парка, каковым теперь является ледник Федченко и его ближайшие окрестности. Это следует иметь в виду при получении пропуска в Горно-Бадахшанскую автономную область (ГБАО). В пропуске обязательно должны быть указаны все ледники, включенные в маршрут, в таком случае есть шанс отбиться от местных «рейнджеров».

Рис. 2.2.1. Виды Памирского тракта.

Путь по Памирскому тракту от Душанбе до Ванча очень живописен (рис. 2.2.1), хотя и утомителен. Хороший асфальт кончается примерно через 50 км после выезда из Душанбе. Дальше на дороге попадаются только его остатки времен советской власти, однако дорожные работы ведутся достаточно интенсивно и ситуация, можно надеяться, будет улучшаться с каждым годом.

Аварийные выходы с маршрута

Формальные аварийные варианты в маршрутную книжку были внесены. Фактически же, самостоятельный выход группы в цивилизацию с серьезно больным или травмированным участником с ледника Федченко, например, потребует чрезвычайных усилий. Это утверждение относится и ко всем остальным ключевым участкам маршрута.

Пока действует МАЛ «Навруз», существует и возможность вызвать к пострадавшему вертолет для эвакуации, но это означает, что фирма «Навруз» должна быть страховым представителем группы в Таджикистане. Ее контакты легко найти в Интернете. В нашей группе возникла аварийная ситуация, потребовавшая вызова вертолета. Подробности этого происшествия приведены ниже.

Изменения маршрута и их причины

На первой части маршрута из-за болезни руководителя группы Юдина В. А. и необходимости его эвакуации вертолетом группа потеряла 2 дня. Еще один день был потерян на заезде в результате автомобильной аварии. Вследствие этого пришлось отказаться от прохождения перевалов Хурджин Средний и Дорофеева-Горбунова, заменив их заявленным запасным вариантом перевалом «5921».

На второй части маршрута мы отказались от радиального восхождения на пик Революции. Причины этого обсуждаются ниже.

Организация похода

Район был выбран по причинам, изложенным выше. Для сбора информации о маршруте в основном использовался Интернет.

Ценной информацией о вариантах прохождения перевала Паустовского поделился А. Лебедев (МАИ).

При подготовке группы проводились ледовые и скальные тренировки, а также регулярные тренировки по ОФП (зимой – беговые лыжи, летом - кроссы).

В итоге, опыта, технической и физической подготовленности участников оказалось достаточно для успешного преодоления всех встреченных на пути препятствий.

Материальное обеспечение группы

Общественное снаряжение:

  1. Палатка «Северная звезда» (4-5 мест), 2 штуки
  2. Спальник, 2 4х местных, 2 индивидуальных
  3. Верёвка основная (10мм), 5 по 50м
  4. Верёвка вспомогательная (8мм), padding:0cm;"| 2 (60м)
  5. Ледобуры, 20
  6. Скальные крючья,20
  7. Карабины, 20
  8. Ледосброс, 1
  9. Пробки дюралюминиевые, 10
  10. Парашюты снежные, 6
  11. Лавинная лопата, 2
  12. Снежный якорь (щит), 1
  13. Снежная пила, 2
  14. Верёвка расходная, 10 м
  15. Трёхголовый примус «Горыныч», 1
  16. Кухня: Скороварка (8 л)+ кастрюля (10 л)+ поварёшка + защита от ветра из нержавеющей фольги + «шуба» для скороварки и кастрюли
  17. Ремнабор

Продукты

Были взяты из расчёта 660 граммов на человека в день. Меню апробировано во многих походах. Не было случая, чтобы скороварку не вычищали до блеска.

Аптечка

Аптечка весила около 4 кг. Витамины, лейкопластырь и лекарства от индивидуальных хронических болезней участники в потребном количестве брали самостоятельно.

Денежные расходы

Поход обошёлся примерно в 35 000 рублей на человека (1$ = 30 руб.). Бóльшая часть денег была израсходована на оплату транспортных услуг. Кроме того, значительные незапланированные расходы (14 000 руб) возникли из-за переговоров по спутниковому телефону при вызове вертолета к заболевшему участнику.

График движения и техническое описание маршрута

Мы использовали новосибирское время, которое отличается от местного на +2 часа. Это было сделано для того, чтобы дежурным не приходилось вставать в 3 часа ночи.

Если не оговорено особо, то «левый» и «правый» означает «орографически левый» и «орографически правый. Длина веревки – 50 м.

19.07

Прилетели в Душанбе около 13-30 по новосибирскому времени. Время в Душанбе (-2) часа от новосибирского. Регистрации и пропуска были готовы к 20-00, этим занималась фирма «Навруз». Местные SIM-карты можно купить, только получив регистрацию, а новосибирские мобильники (МТС) работали плохо. Выехали из Душанбе на двух «Уазиках», с шофером одного из них, Галиматом Шамсутдиновым, договорились о маршруте заранее, найдя его телефон (810992 -935-886-509 или 934-081-564) в Интернете. Рекомендуем пользоваться услугами Галимата - от общения с ним и его водительского мастерства осталось самое приятное впечатление.

20.07 – 21.07

Рис. 4.1. Овринги на афганском берегу. Их все фотографируют.
Рис. 4.2. Дальше пойдем пешком.

Путешествие до кишлака Ванч и далее до Поймазара заняло несколько больше времени, чем мы рассчитывали из-за аварии, в которую угодил возле Куляба напарник Галимата. По дороге у нас несколько раз проверяли документы, что отнимало каждый раз минут 10-15.

Дорога от Ванча до Поймазара местами такова, что ехать по ней в темноте практически невозможно. После же Поймазара до полуразрушенного моста через левый приток Ванча (рис. 4.2) идет и вовсе автомобильная тропа. Только местные водители в состоянии двигаться по ней на тяжелогруженых «Уазиках». Забавно, что за мостиком дорога становится заметно лучше. От него до моста через Абдукагор, напротив ледника РГО, около 1.5 часов хода.

Мы остановились на ночевку, пройдя около получаса, т.к. уже темнело. Повторюсь, в Поймазаре с нас попытались взять деньги за проезд на территорию национального парка, каковым теперь является ледник Федченко и его ближайшие окрестности. Это следует иметь в виду при получении пропуска в Горно-Бадахшанскую автономную область (ГБАО). В пропуске обязательно должны быть указаны все ледники, включенные в маршрут, в таком случае есть шанс отбиться от местных «рейнджеров».

22.07 (1-й день)

Рис.4.3. Начало пути. Слева видна морена ледника РГО, она находится за рекой.
Рис. 4.4. Стоянка в моренном кармане после пересечения ледника Медвежьего.
Рис. 4.5. Вид вниз на р. Абдукагор во время пересечения ледника Медвежий.

Решили жить по новосибирскому времени (+2 часа к местному). Утром, выйдя со стоянки в 8 часов (рис. 4.3), отнесли «закладку» выше по течению по левому берегу Абдукагора и спрятали ее в нише под скалой: это продукты для первого кольца маршрута. Вернулись за оставшейся поклажей на место ночевки, попили чаю и около 12-ти понесли еще одну заброску вверх по правому берегу Абдукагора, перейдя реку по мосту. Долгое время шли по остаткам дороги, ведущей к заброшенному руднику, где еще в конце 1980-х добывали горный хрусталь. Местные жители о тех временах вспоминают с ностальгией, потому что работавшая в окрестных ущельях геологическая партия давала работу всему Поймазару. Кроме того, по склонам ущелий Абдукагора и Дустироза были проложены и поддерживались очень неплохие дороги, частично сохранившиеся до сих пор.

Вверх по Абдукагору дорога ведет практически вплоть до одноименного ледника, хоть и прерывается, конечно, ледником Медвежий. Кроме того, кое-где приходится перепрыгивать через ручьи. Мы достигли за 4 ходки моренного кармана, где и пообедали возле уютного озерца. Акклиматизация, идется небыстро.

Около 17-ти подошли к Медвежьему. Для его пересечения потребовалось пройти метров на 400 (по расстоянию) выше слияния текущей из-под ледника реки и Абдукагора (рис. 4.5). Моренный чехол, закрывающий Медвежий, в этом месте тонок, скользит под ногами, кое-где выступает лед, но кошки не нужны. Сразу за ледником, в моренном кармане на левом борту Медвежьего или правом борту Абдукагора, находится очень уютная стоянка с четырьмя маленькими прозрачными озерцами, на которой мы и остановились на ночлег. Небо ясное, спим на открытом воздухе.


23.07 (2-й день)

Вышли в 7-30. Идем по остаткам дороги в моренном кармане вдоль Абдукагора, высоко над рекой. Эта тропа (остатки тракторной дороги) обозначена на карте. Выше нее, на правом склоне ущелья, видны электрические столбы.

Примерно через ходку, на высоте около 3100 м, на склоне начинаются небольшие заросли кустарника, за которыми открывается поляна со стоящим на ней полуразрушенным домиком. В скалах над поляной видны штольни, возле какого-то ржавого механизма валяются крупные, с кулак, куски горного хрусталя (рис. 4.6.).

карте, переходить не нужно. Моренный вал ледника становится виден после поворота ущелья влево.]]

Тропа достаточно очевидна и остается таковой вплоть до моренного вала ледника Абдукагор (рис. 4.7). Его мы достигли около 12-ти часов за 4,5 ходки. С обеда вышли в 13-30 и двинулись вверх по правому борту ледника между моренной грядой и льдом. Как выяснилось месяц спустя, подойдя к первому правому ручью следует пересечь моренную гряду и идти по травяным полянам между ней и правым бортом ущелья. Но в этот день мы избрали другой путь и, придерживаясь ледника, за 5 ходок поднялись до 3850 м, после чего все-таки перелезли через гряду и остановились на ночевку на симпатичной зеленой полянке (рис. 4.8). Напротив нее, на другой стороне ледника, виден наш запланированный спуск с перевала Ребро. Прячем под камнем заброску для заключительной части маршрута. На небе тучки, на всякий случай ставим палатки.

24.07 (3-й день)

Вышли в 7-30. К 9-15 спустились до места вчерашнего обеда. К 11-45 вернулись на «поляну четырех озер». В 13-10 ушли с поляны и к 16-15, перейдя мост через Абдукагор, оказались у оставленной два дня назад «закладки». Ночуем неподалеку от нее на песчаной террасе. Чистая вода есть в ручье метрах в ста выше по течению Абдукагора.

25.07 (4-й день)

Рис. 4.9. Путь вверх по Дустирозу. Остатки дороги на склоне.
Рис. 4.10. Водопад, пересекающий дорогу. Склон справа, не вошедший в кадр, непроходим.

Вышли в 7-00, т.к. накануне наметили маршрут низом, возле реки. Однако через 20 мин. уткнулись в «необходимый» прижим, образованный недотаявшей лавиной. Пришлось лезть на склон и двигаться дальше по остаткам обозначенной на топографической карте дороги, густо заросшей травой (рис. 4.9). Ее регулярно пересекают глубокие саи и свежие морены, образованные камнепадами. Воды не бывает на протяжении длинных, масштаба часа, отрезках пути. Первый из встретившихся «серьезных» саев удалось пройти, поднявшись выше по склону метров на 50, а вот для пресечения следующего пришлось, наоборот, спуститься, и вдобавок рубить ступени в крутом конгломератном склоне.

В этом же сае тек ручеек, возле которого мы и пообедали (13-30 – 15-20). Дальше по остаткам дороги хорошо идется вплоть до слияния Абдукагора с Дустирозом. Здесь дорога уходит выше по склону, на ее поиск пришлось потратить некоторое время.

Мы продолжали движение до тех пор, пока, ближе к вечеру (17-30), не уткнулись в мощный водопад, образуемый первым левым притоком Дустироза, обозначенным на карте (рис. 4.10). В этом месте он перехлестывает через дорогу и полностью размыл и ее и борт ущелья. Пройти под водопадом кажется невозможным, хотя разведка и обнаружила крюк, забитый в скалу поблизости от потока. Отложив переправу на завтрашнее утро, мы остановились на ночевку, расстелив спальные мешки прямо на дороге.

Рис. 4.11. Дорога окончилась. Впереди видна речка Джангалдара, левый приток Дустироза.


26.07 (5-й день)

Рис. 4.12. И на реке бывают трещины. На снежном мосту через Дустироз.

Выход в 7-15. Даже утром водопад казался грозным препятствием, и мы предпочли спуститься по крутому травяному склону практически к слиянию Дустироза с ручьем, где и удалось перепрыгнуть через поток на другой берег. Этот путь был найден накануне вечером, но переправа через ручей не представлялась возможной, утром же вода в нем очень заметно спала. Вновь поднявшись на дорогу, шли по ней до впадения в Дустироз речки Джангалдара (рис. 4.11). Дорога кончилась. Для переправы через Джангалдару пришлось натянуть страховку, течение оказалось достаточно сильным. Обедали в хорошо известной березовой роще (12-30 – 14-20). Вскоре после выхода с обеда уперлись в прижим, обогнуть который понизу не удалось из-за высокой воды в реке. Пришлось карабкаться верхом и даже бросить веревку на спуск. Дустироз в нескольких местах перекрывали лавинные выносы, по которым мы пару раз переходили с берега на берег, если это казалось целесообразным (рис. 4.12).

Возможно, нам следовало воспользоваться таким мостом, чтобы перейти на правый берег, не доходя около часа до слияния Левого и Правого Дустирозов, т.к. практически в виду слияния мы, двигаясь по левому берегу, вновь уперлись в прижим, для преодоления которого снова понадобилось делать разведку, лезть вверх по склону и вешать веревку на спуск (рис. 4.13). Остановились на ночевку на левом берегу Левого Дустироза около 19-30. За чистой водой пришлось подниматься на заросшее карликовой березкой моренное плато. На нем много ручьев, но мало ровных мест под палатку. Заключительный отрезок перед слиянием Дустирозов мы прошли вдоль реки. На моренное плато справа по ходу при желании можно залезть – оно довольно живописно, но такой вариант пути дорогу не сокращает.

Рис. 4.13. Обход прижима на Дустирозе.

27.07 (6-й день)

Вышли в 7-00, т.к. предстояла переправа через Левый Дустироз. Опять пришлось вешать страховку из-за сильного течения. Подошли под моренный вал по левому берегу Правого Дустироза. Перед валом есть замечательная поляна с густой травой, на которой установлена памятная табличка в честь геодезистов, работавших в этих краях в 1960-е годы (рис. 4.14). На вал мы залезли по центру (рис. 4.15), но можно подняться на него и обойдя справа по ходу. За валом открывается дивный вид на долину Дустироза (рис. 4.16), куда мы спустились по крутой сыпухе практически с места, на которое поднялись и через ходку остановились на обед.

Обедали до 14-00. Под перевал Дустироз (2А, 4750 м), следует идти, придерживаясь левого борта долины. Перевал остается скрыт практически до высоты 4200-4300 м. Мы немного ошиблись в ориентировке, но при помощи GPS в конце-концов разобрались. На ночевку остановились около 19-00, на высоте 4400 м, в виду перевальной седловины.

Рис. 4.17. Кажется, показалась седловина Дустироза. Внизу долина, откуда мы пришли. Фото на юг.

28.07 (7-й день)

Вышли в 8-05. Повесили на подъем одну веревку по снегу в правом углу, перевала, через забитый снегом бергшрунд (рис. 4.18). Группа собралась возле тура около 10-ти часов.

Рис. 4.18. Седловина перевала Дустироз. На подъем провешена одна веревка под скалы справа.

С утра плохая погода, идет мокрый снег. Сняли записку группы Котова из Петербурга. Спуск с перевала на ледник Язгулемский долог и утомителен, особенно из-за недостаточной акклиматизации. У нас он начался по снежному склону, на котором со всех сторон виднелись следы небольших лавин и камнепадов (рис. 4.19). К счастью, ни с тем, ни с другим столкнуться не пришлось.

Рис. 4.19. Начало спуска с перевала Дустироз.

Снежный склон уперся в морену, с которой мы ушли налево, на крутой конгломератный склон, довольно скользкий из-за моросившего дождя (рис. 4.20). Путь вниз по морене выглядел слишком крутым. На ледник удалось попасть примерно к 13-30.

Рис. 4.20. Озеро Захарченко хорошо видно во время спуска с перевала Дустироз.
Рис. 4.21. На берегу озера Захарченко. До камушка в центре озера никто доплыть не сумел, но пытались.

Пройдя немного вверх по его правому борту, остановились на обед возле небольшого озерца, и с места обеда начали пересекать ледник в направлении озера Захарченко, хорошо видимого на протяжении спуска с Дустироза. Около 18-30 остановились на ночевку на поляне возле озера (рис. 4.21). Очень красиво, но погода не радует. Самые закаленные участники втайне от руководителя полезли купаться, однако до единственного островка на озере не сумел добраться никто: благоразумие заставляло развернуться к берегу на полпути.

29.07 (8-й день)

Вышли в 7-30. Туман, моросит дождь. Вначале шли по травянистой гряде вблизи правого борта ледника Захарченко, потом перебрались на ледник, закрытый снегом, и двигались по нему в связках, при этом пришлось некоторое время маневрировать в ледопаде (рис. 4.23).

Выше ледопада ледник расширяется и становится более пологим. Впереди видна характерная скала, слева от которой по снежному склону начинается подъем на перевал Одесса (3А, 5120 м). Однако для того, чтобы подойти к началу подъема, пришлось заложить широкую дугу влево по ходу, т.е. к правому борту ледника, двигаясь по выделяющейся гряде. Она вывела на ровные площадки, где мы и остановились на ночевку около 18-00. Выше и левее ночевки находился красивый ледопад (рис. 4.24), Казалось, что если пройти сквозь него, то можно попасть в небольшой цирк, откуда просматривался путь подъема на левую седловину Одессы. Тройка разведчиков попробовала такой проход найти, но не сумела. Собственно, имелся выбор: рискнуть пробраться через ледопад либо сходить протоптать ступени на ребро, разделяющее две седловины Одессы. Разведчики отдали предпочтение более романтичному варианту, однако выход на ровное снежное плато в последний момент преградил высокий серак, сложность преодоления которого явно не соответствовала получаемой выгоде. В случае успеха мы надеялись избежать подъема на ребро по склону со следами недавно сошедших лавин.

30.07 (9-й день)

Всю ночь шел снег, правда, не особенно обильный. Вдобавок, утром висел густой туман, который, к счастью, начал рассеиваться ко времени нашего выхода со стоянки (около 8-00). Для подъема на Одессу вначале нужно залезть на мощное, закрытое снегом ребро, разделяющее две седловины перевала. Мы начали подъем левее характерного скального выхода, ориентируясь на который шли накануне по леднику (рис. 4.25). Передовая двойка вешала перила и топтала ступени, остальная группа челноком таскала рюкзаки. Для подъема на ребро оказалось достаточно одной веревки по крутому фирновому склону.

Рис. 4.25. Подъем на ребро, разделяющее две седловины перевала Одесса.

Крутой перевальный взлет также казался лавиноопасным, особенно с учетом ночных осадков. Ребро оказалось закрыто довольно глубоким (выше колена) свежим снегом, движение по которому не вызывало больших опасений, но требовало определенных физических усилий. Путь по ребру вывел в широкую мульду, из которой, поначалу сунувшись вправо, повернули налево (рис. 4.26).

Рис. 4.26. Уход на левую седловину Одессы из мульды на ребре. Две веревки вверх по глубокому снегу и одна веревка горизонтальных перил.

Подъем из мульды прямо вверх или вправо казался опасным из-за крутого глубокого снега. «Левый» путь привел еще в одну мульду, из которой уже была видна левая (для нас) седловина перевала, но чтобы попасть на нее пришлось преодолеть крутой снежный склон, повесив еще две веревки.

Рис. 4.27. Спуск с перевала Одесса на юг. Все время под карнизами, а что делать?

Здесь снег был так глубок, что ступени приходилось трамбовать практически всем телом. Верхний конец последней веревки удалось закрепить на двух ледобурах в бергшрунде. От этой точки еще одна веревка траверса влево завершала подъем на перевал. Последняя веревка была необходима, поскольку финальный кусок подъема, хоть и сравнительно простой технически, проходил над длинным крутым склоном. Группа собралась для спуска около 18-00. С перевального гребня на южную сторону свисали сплошные карнизы (рис. 4.27), под которыми вначале пришлось заложить длинный траверс вправо (1 веревка дюльфер, 1 веревка траверс по снежному склону). Траверс выводил на небольшой скальный островок. Спустившись с него вправо в снежный желоб с плотным снегом, мы закрепили 2 веревки на щите. После нее, наконец, можно было идти пешком. С юга под перевалом имеется большое снежное плато, на котором около 19-30 и были вытоптаны площадки под палатки на безопасном расстоянии от свежих лавинных выносов, каковых в перевальном цирке было более чем достаточно. Мы считаем, что прошли перевал наиболее безопасным способом при наличии заметной лавинной угрозы. Весьма полезными оказались рации, активно использовавшиеся в течение всего рабочего дня.

31.07 (10-й день)

Ночь была ясной, подморозило. Вышли в 7-30, сразу связавшись и обув кошки. Ледопад ледника Ракзоу Западный оказался несложным (рис. 4.29). Мы прошли его ближе к центру, а в виду слияния с Ракзоу стали смещаться влево и около 12-00 стали на полудневку на каменной гряде возле его правого борта (рис. 4.30).

1.08 (11-й день)

Выход в 7-15. Ясное утро, безоблачное небо. В начале подъема на перевал Выгодный, стало плохо Володе Юдину (рис. 4.31). Пришлось вызывать вертолет. Дальнейшая эпопея оказалось весьма поучительной, поэтому остановлюсь на ней подробнее.

Все окончилось благополучно, потому что:

  1. Мы были застрахованы от несчастного случая на 30 000 $ каждый в страховой компании, с которой годом раньше (увы!) уже имели дело и в репутации которой не сомневались. У нас был с собой весь необходимый пакет документов с контактными телефонами. Пакет выдается при оформлении полиса. Советуем прочесть весь мелкий шрифт – анатомические подробности обостряют чувство ответственности перед своим организмом.
  2. У нас был надежно работавший спутниковый телефон с достаточной суммой денег на счету, с которого мы ежедневно отправляли SMS-сообщения домой, т.е. регулярно проверяли его работоспособность
  3. У нас была испытанная солнечная батарея для подзарядки аккумуляторов.
  4. Мы пользовались услугами фирмы «Навруз», с ее руководительницей двоих из группы, особенно заболевшего, связывают дружеские отношения. «Навруз» был нашим страховым представителем в Душанбе. Правда, непосредственно нами занималась фирма «АльпМашков», на тот момент контролировавшая полеты вертолета.
  5. Мы быстро, в течение получаса, связались со страховой компанией, которая также оперативно установила связь с «АльпМашков» и заказала вертолет. Врач компании дал несколько советов по медицинскому сопровождению больного.
  6. Нам пообещали прислать вертолет в течение нескольких часов и запросили координаты места, где мы находимся.

И тут выяснилось:

  1. GPS-координаты ровным счетом ничего вертолетчикам не говорят, они, по бедности, не пользуются GPS-навигатором. И доли градуса, и минуты с секундами были одинаково непонятны. Нас спрашивали, каким образом мы очутились на леднике Бивачный?
  2. Летчики не знали, что такое ледник Ракзоу – он на топографических картах не обозначен. Страховому представителю необходимо оставлять доступную для понимания карту, на которой обозначен маршрут. Самое надежное – две карты, орографическая и топографическая.

Позднее оказалось:

Летчики использовали полет к нам как оказию для посадки в Ванче, куда они отвезли какой-то свой груз. Здесь же они пытались расспросить Галимата, в какую сторону мы пошли.

Тем не менее:

Вертолет прилетел во второй половине дня, ориентируясь по Бартангу в соответствии с данным нами описанием, сделал круг над нашими головами и улетел – летчики нас не увидели. Для надежного привлечения внимания требуется фальшфейер, но их нельзя провозить в самолете!

И все-таки:

Вертолет нашел нас на следующий день, около 14-00 (рис. 4.32). Для этого его пришлось наводить по спутниковому телефону, связываясь с другим спутниковым телефоном, к счастью, имевшемуся у начальника Ванчского аэропорта. Такие звонки стоят в несколько раз дороже обычного тарифа, поэтому в результате переговоров у нас образовался долг в 8000 руб. и наша SIM-карта была заблокирована – на всякий случай нужно иметь запасную карту. Деньги со счета снимаются с большой задержкой после разговора, оперативно контролировать состояние счета нельзя.

Следует признать, что:

Нам повезло с погодой, а также с тем, что неподалеку от места происшествия имелась площадка для приема вертолета. К счастью, состояние больного позволяло ждать, но не факт, что в случае чего мы смогли бы довести Володю до жилых мест самостоятельно, т.к. оптимальный маршрут проходил через перевал Д. Пащенко, (2 Б, 5000 м).

В Душанбе Володя прошел обследование в местной больнице и был отпущен домой. Страховой компании был выставлен счет в 30 200 $, и мы не знаем, чем кончились переговоры между ней и «АльпМашков». Нам не звонят, и мы не звоним.

Небольшой положительный момент состоял в том, что вертолет захватил для нас 4.5 литра бензина, некоторую нехватку которого мы ощущали. Бензин купил Галимат.

2.08 (12-й день)

Рис. 4.34. Подъем на перевал Выгодный. Топчем ступени.
Рис. 4.35. Вид на ледопад Ракзоу с перевала Выгодный. Группа идет вниз по перевальному гребню к началу спуска. Фото на запад. Спуск на север.
Рис. 4.36. Перевал Выгодный. Конец первой веревки на спуске и начало второй.
Рис. 4.37. Маршрут спуска с перевала Выгодный Фото на юг.

Итак, около 14-00 мы посадили Володю в вертолет на Душанбе и отправились во второй раз брать перевал Выгодный. Руководство группой перешло к О. Мешкову. Изменились и наши дальнейшие планы: из-за потерянных дней пришлось отказаться от прохождения перевалов Хурджин Средний и Дорофеева-Горбунова в пользу перевала «5921», впервые пройденного А. Лебедевым.

Это был наш запасной вариант, а также кратчайший путь на ледник Федченко. Перед отлетом Володя порекомендовал обязательно пройти перевал Паустовского и трезво взвесить возможность восхождения на пик Революции.

Оба дня, пока мы ждали вертолет, стояла отличная солнечная погода. Снег в середине дня заметно размяк, поэтому весь подъем на Выгодный пришлось честно отработать «паровозиком», топча ступени. Тур на седловине не нашли. Для спуска с перевала потребовалось пройти заметно влево по ходу, в направлении ледопада Ракзоу, через небольшую вершинку, полностью закрывающую длинный гребень Выгодного, спускающийся на запад. Вид на ледопад, открывающийся с точки, откуда начинался спуск, легко позволял понять, за что Выгодный получил свое имя (рис. 4.35). Начало спуска с перевала представляло собой траверс снежного склона, нижний конец первой веревки удалось закрепить на ледобурах в бергшрунде (рис. 4.36). От него вниз была брошена еще одна веревка, после чего крутизна склона позволила идти пешком (рис. 4.37). Встали на ночевку около 18-30 вблизи перевала.

3.08 (13-й день)

Выход в 7-20. Ледник закрытый, идем в связках. Орография очевидная, а имеющаяся информация о перевале скудная: что-то между 2Б и 3А.

Под началом подъема на хребет, ведущий к вершине 5921, мы оказались около 10-00. Выбор начала подъема был сделан из общих соображений – по пути, казавшимся самым простым, приблизительно посередине хребта, выводящего на вершину 5921. Поднялись по склону к бергшрунду (рис. 4.38) и выше него повесили 8 веревок по крутому фирну с участками льда. Выбрались на хребет к 16-00, практически к макушке скалы, видимой на рис. 4.39. Наскоро перекусили и приспустились немного ниже, на седловину 5730, пригодную для установки палаток (рис. 4.40). Этот отрезок пути занимает 7-8 минут, но на нем попадаются трещины. На седловине нашли тур с пустой консервной банкой, вмерзшей в лед.

Двойка сходила выше по склону на разведку и вернулась с неутешительными известиями о глубоком снеге и обилии мелких трещин. Тур на седловине, где мы ночевали, не нашли, хоть и искали старательно. Весь день было пасмурно. Во время подъема в очередной раз с большой пользой для дела использовались рации.

4.08 (14-й день)

Рис. 4.42. Памятник пензенским альпинистам, погибшим в 1968 г. при восхождении на вершину «5921». Фото на север.
Рис. 4.41. Обед под вершиной 5921. Получасом раньше казалось, что и ночевать здесь придется, но ветер разогнал густую облачность. Фото на север.

Утром густой туман. Вышли около 8-ми, когда слегка развиднелось. Перевали через небольшую скалу, у подножия которой ночевали, и повесили три веревки по снежно-ледовому склону средней крутизны в условиях практически полного отсутствия видимости.

Кстати, издали создается впечатление, что скала – это жандарм, но в действительности ее вершина соединяется со склоном и через нее легко перебраться (рис. 4.40). Третья веревка заканчивалась на краю глубокой и широкой трещины, за которой просматривалась отвесная снежная стенка (рис. 4.41). Видимость несколько метров. Ставим палатки – площадка есть - и начинаем готовить обед в уверенности, что и ночевать здесь тоже придется, однако поднявшийся ветер через час полностью разогнал тучи, позволив полюбоваться сверху ледопадами ледника Язгулемдара.

Быстро сворачиваемся и начинаем спуск, точнее траверс хребта от вершины «5921» в направлении перевала Хурджин Верхний. Стараемся по возможности склон не подрезать, потому что снега на нем выше колена.

Примерно через полторы ходки натыкаемся на скалах на муляж ледоруба, под которым находим памятную записку (рис. 4.42, 4.43). От этого места начинаем более решительно терять высоту, продолжая, тем не менее, сохранять общее направление движения в сторону седловины Хурджина Верхнего. Наконец, склон под нами «зовет» спуститься на ледник, что мы и делаем, оказываясь к 16-30 метрах в 400-х западнее седловины Верхнего Хурджина (рис. 4.44). Продолжаем движение в связках и около 18-00 устанавливаем палатки на слиянии ледников Язгулемского и Федченко (рис. 4.45). Еще остается достаточно светлого времени, чтобы все желающие могли прогуляться и посмотреть на могучий ледопад Язгулемского. Великолепный закат.

По нашему мнению, перевал «5921» – честная 3А, учитывая техническую сложность, высоту и длительность прохождения, при этом оба его склона приблизительно равноценны по трудности. Предлагаем первопроходцу перевала А. Лебедеву придумать ему имя и внести перевал в классификатор. На прохождение перевала следует планировать не менее двух дней. Лавинная опасность перевала зависит от конкретных снежных условий. В нашем случае она была умеренной, но памятник на скалах заставляет задуматься. Достоинством перевала является возможность прохода с ледника Ракзоу на ледник Федченко в обход ледопадов ледника Язгулемдара.

5.08 (15-й день)

Рис. 4.46. По леднику Федченко к перевалу Ребро. Автоматическая ГМС, на которую наткнулись случайно.

Вышли в 7-20. Идем в связках, медленно набирая высоту в направлении перевала Ребро. Все хребтики, видимые впереди, следует оставлять слева по ходу. Седловина Ребра со стороны ледника Федченко трудноопределима, вот и мы ошиблись местом, с которого следует поворачивать на север, из-за чего один из хребтиков пришлось перелезать.

Рис. 4.47. Плохо выраженная седловина перевала Ребро находится за перегибом.

Зато на его каменистой пологой верхушке обнаружилась автоматическая метеостанция, аналог которой мы позднее увидели на ГМС им. Горбунова (рис. 4.46). Легкая облачность, закрывавшая небо утром, развеялась, благодаря чему в обед удалось немного позагорать (рис. 4.47), однако вершина пика Революции не видна. На скалах правее седловины Ребра снимаем записку группы А. Мамонтова, оставляем свою и начинаем спуск (рис. 4.48).

Рис. 4.48. Вид на север с седловины перевала Ребро.

Три веревки по крутому снегу, повешенные на щите, и вот мы ставим палатки на широкой комфортной полке под мощным ледовым сколом (рис. 4.49, 4.50).

О, чудо! Напротив нас, через глубокий кулуар, видна палатка (рис. 4.51)! Воистину, перевал Ребро популярен! В 2009 г. его проходила группа МАИ под руководством Чижика, сейчас же встретились группы МГУ и НГУ.

Нас разделяет около сотни метров, но голосовую связь установить удается. Просим ребят отправить в Новосибирск смс-ку о том, что у нас отказал спутниковый телефон. Через три дня телефон ожил, после того, как накопившийся долг был ликвидирован вернувшимся в Новосибирск Володей. По удивительному стечению обстоятельств это произошло сразу после протирки контактов SIM-карты спиртом, что еще более укрепило нас в вере в живительные свойства этой волшебной жидкости.

Разведка показала, что спуск с Ребра следует начинать с западного угла нашей площадки, к виднеющимся внизу небольшим скалам. До них 2 веревки. Спустившись около 10 м по скалам, оказываешься в том самом кулуаре, что разделяет нас и москвичей. Г. Сальников особо предупреждал об его камнепадоопасности. Для ускорения спуска мы несем с собой десяток дюралевых пробок, с помощью которых планируем сдергивать веревки на льду, и несколько снежных парашютов. Конструкция обоих приспособлений почерпнута из отчета А. Лебедева. Пробка – тот же ледобур, но без зубов и с петлей из стального тросика вместо уха. Закручивается в готовую дырку от ледобура.

Рис. 4.52. Встречаем рассвет на перевале Ребро.

6.08 (16-й день)

Вышли еще в сумерках, около 7-00. Фантастический вид на окружающие хребты (рис. 4.52). В том числе и ради таких пейзажей ходим в горы. Спустившись в кулуар (на скалах была чья-то петля из цветного репшнура) начинаем вешать, долго и упорно.

Рис. 4.53. При спуске с перевала Ребро использовались дюралевые пробки, снежные парашюты и иные нетрадиционные методы страховки.

Получилось еще 14 веревок. По пути повстречали двойку москвичей, спустившуюся накануне за упущенным с Ребра рюкзаком. Ребята дали ценный совет по прохождению нижней части Ребра, которым мы и воспользовались. Пробки отлично себя зарекомендовали, действительно ускоряя спуск. Несколько раз пришлось забивать их в подходящие по размерам трещины скал правого (для нас) борта кулуара, кроме того, однажды пригодился и парашютик (рис. 4.53).

Рис. 4.54. Спуск с перевала Ребро. Место перехода на скалы на высоте 4800 м из кулуара. Фото сделано с площадки, на которой мы остановились на обед. Красный пунктир – наш путь спуска, зеленый пунктир – маршрут подъема москвичей.

Пройдя около половины спуска с Ребра, следуя совету москвичей, пересекаем кулуар направо по ходу, и к 13-00 выбираемся на площадку на скалах на высоте около 4800 м (рис. 4.54). Обедаем, и в 15-00 продолжаем движение вниз, вначале по скальному гребню, закрытому снегом, потом возвращаемся в кулуар, но уже на тот его участок, что не простреливается камнями. Замечу, что на протяжении всего спуска сверху прилетел единственный крупный камень, от которого пришлось уворачиваться. Возможно, это связано с достаточно толстым слоем снега, закрывавшим лед в кулуаре. Спустя час после выхода с обеда оказываемся на леднике Абдукагор. Пересекаем его практически по кратчайшему пути, слегка полавировав между трещинами, и перебираемся через боковую моренную гряду в моренный карман, покрытый травой, по которому к 19-00 спускаемся до поляны с заброской. Да уж, трудовой выдался день (рис. 4.55)!

Рис. 4.55. Вид на перевал Ребро с правого борта ледника Абукагор. Зеленым обведены места ночевки и обеда.

Следует признать, что московская группа выбрала наиболее безопасный путь подъема на перевал, придерживаясь выпуклого контрофорса левее кулуара, по которому спускались мы. Наш маршрут повторял путь группы А. Мамонтова в 2005 г., но на спуск. Во время заноса заброски по леднику Абдукагор мы оценивали потенциальную камнепадоопасность Ребра и сочли ее приемлимой.

7.08 (17-й день)

Вечером казалось, что ночевать можно под открытым небом, однако закапавший дождь вынудил ставить палатки в кромешной тьме и не прекращался до утра. Дождь продолжал идти с перерывами весь день, слегка испортив долгожданный отдых. Решаем продлить дневку еще на сутки – хочется помыться и посушиться. В жертву лени приносится часть маршрута по леднику Федченко, выбираем запасной вариант возвращения через перевал Абдукагор. Зато можно оставить на поляне часть вещей и продуктов, тем самым несколько разгрузив рюкзаки.

8.08 (18-й день)

Дождь продолжает моросить непрерывно. Солнышко выглянуло лишь на полчаса в середине дня. По договоренности, каждый из нас спрятал в заброску полукилограммовый вкусный сюрприз. У большинства это что-то сладкое, только в Володиных вещах находим копченую рыбу, да Марина упорно отказывается выложить свой сюрприз к чаю, говоря, что он для этого не совсем подходит.

9.08 (19-й день)

Рис. 4.56. По пути к перевалу Златоуст. Веревка в ранклюфте ледника Абдукагор. Фото на север.
Рис. 4.57. Ночевка на повороте с ледника Абдукагор к перевалу Златоуст. Фото на запад.

Вышли в 7-20. Вначале движемся по полянам моренного кармана, потом через «бараньи лбы» переходим на лед, ближе к правому борту ледника. После обеда, для того чтобы обойти остающийся справа по ходу ледопад, приходится повесить одну веревку в ранклюфте (рис. 4.56).

Снег под ногами мокрый, все дни нашего отдыха ледник был закрыт густым туманом, видимо и здесь моросил дождь. Пройдя веревку, оказываемся на широком закрытом леднике. Его правая часть и центр выглядят достаточно ровно, но вот насколько прочны снежные мосты через трещины? Формируем связки. Маневрирование между трещинами уводит в среднюю часть ледника. Пара участков оказывается довольно неприятными из-за обилия узких глубоких разломов, закрытых снегом, но в итоге без серьезных происшествий прорываемся на ровные снежные поля. Примерно к 19-00 забираемся до 5038 м по GPS и встаем на ночевку вблизи поворота на перевал Златоуст (рис. 4.57). Пасмурно, идет снег.

10.08 (20-й день)

Рис. 4.58. Седловина перевала Златоуст. Обозначено начало нашего спуска с перевала.

Вышли в 7-30. Плохая видимость, легкий снег. Перевал Златоуст – односторонний. Со стороны ледника Абдукагор на него выводит медленный подъем по пологому снежному склону. Есть подозрение, что перевал нанесли на карту уральские альпинисты, совершавшие первое восхождение на пик Златоуст, а в туристском походе он до сих пор ни разу пройден не был. Во всяком случае, никакого описания перевала в Сети обнаружить не удалось. Это не удивительно, т.к. перевал Златоуст выводит на ледник Федченко почти в то же место, что и популярный перевал Абдукагор. Мы заявили Златоуст, чтобы дважды не ходить через Абдукагор, в том случае, если бы решили возвращаться в Ванч не через перевал Кашал-Аяк.

Рис. 4.59. Спуск с перевала Златоуст на ледник Федченко.

Координаты седловины Златоуста (рис. 4.58), занесенные в GPS-навигатор, практически совпали с удобным местом для спуска. На деле южный склон перевала обрывается вниз по широкой дуге от одного борта ледника до другого. При подъеме с севера мы придерживались направления на хорошо заметные издали по ходу слева скальные выходы. Промежутки между ними выглядели как образцово-показательные седловины. В действительности же с южной стороны там находятся скальные сбросы, никак не соответствующие категории 2А. Подходящее место для спуска нашлось практически посередине ледника. Пришлось пробить небольшой карниз, верхнюю веревку закрепили на парашюте (рис. 4.59).

Дальше начался крутой снежно-ледовый склон, и в итоге до пологого участка понадобилось повесить пять веревок. Завершив спуск около 13-00, пообедали и в связках пошли к леднику Федченко, тропя неглубокий (по щиколотку) снег. Хоть снег и неглубок, а ледник ровен, но ведущего приходится регулярно менять – сказывается высота и увесистые рюкзаки. На ночевку останавливаемся около 18-00 на высоте 5200 м. Солнца не было видно весь день. За ужином Марина наконец-то угостила нас припасенным «сюрпризом». Это оказался тюбик с майонезом! Нетривиальное решение, с восторгом принятое коллективом.

11.08 (21-й день)

Вышли в 7-45. Мимо склонов пика Гидростроителей подошли к ледопаду, выводящему на плато, в верховьях которого находятся перевалы Омара Хайяма и Паустовского. На леднике еще видна тропа, пробитая москвичами, прошедшими за три дня до нас в том же направлении (рис. 4.60). К обеду (13-00), медленно набирая высоту, поднялись до 5600. Стоявшая с утра отличная погода внезапно резко портится, видимость падает до нескольких метров, начинает порошить снег. Пытаемся идти по стрелке GPS-навигатора и воспоминаниям о рельефе, полученным при разглядывании будущего пути на обеде.

Рис. 4.60. Перекресток на леднике Федченко. Видна «московская» тропа. А мы пойдем своим путем. Фото на запад.

Тучи иногда развеиваются на короткое время, что позволяет корректировать маршрут. В какой-то момент воспоминания и показания навигатора начали противоречить друг-другу, и я совершенно напрасно не доверился высоким технологиям. Правда, сделанный крюк отнял у группы от силы 15 минут, но послужил хорошим уроком. К 17-00 подходим под огромный ледовый сброс и на высоте 5950 м ставим палатки неподалеку от огромной воронки, в которой, по словам одного из участников, «можно уединиться, но нельзя расслабиться» (рис. 4.61). Тройка разведчиков отправляется просмотреть путь на седловину Паустовского. Им удалось протоптать ступени до 6150, и дальше видимость упала до нуля. Прождав около часа и так и не разглядев выхода на седловину, тройка вернулась обратно по своим следам. За ужином нас ждал еще один сюрприз от Марины, решившей отметить тортом мамин день рождения (рис. 4.62).

[[Image:]]
Последние изменения на 22:03 16 января 2011