Горная 3ка Ульянова на Терскей Алатоо 2010

Материал из Туристский клуб НГУ
Перейти к: навигация, поиск
Пик Джигит

Сроки

28 января -- 11 февраля.

Нитка маршрута

Заявленная: Р. Джетыогуз → пер. Арчатор (1А) → р. Карабаткак → р. Айлама → пер. СОАН-1 (2А) → р. Байтор → р. Арчалытор → пер. Арчалытор С. (2А) → пер. Онтор (1Б) → пер. Труд (2А) → р. Чон-Узень → р. Арашан.

По рекомендации МКК пер. Электрик (2А) предусмотрен запасным к пер. Труд.

Пройденная: Р. Джетыогуз → пер. Арчатор (1А) → р. Карабаткак → р. Айлама → цирк пер. СОАН-1 → спуск и выход по рр. Карабаткак, Чонг-Кызылсу.

Схема маршрута

Состав группы

Дневник

Транспорт туда

Поездом до Алматы-2. Микроавтобусом турфирмы Игоря Ханина до его базы в Караколе. Прибываем около 21 ч, по телефону отмечаемся в МЧС, покупаем бензин, ночуем на полу в горнолыжном магазине, оставляем лишние вещи. Утром едем двумя автомашинами УАЗ от этой же фирмы мимо курорта Джеты-Огуз к началу маршрута в 1,7 км ниже устья Телеты; выезжаем из Каракола в 5:00, спешиваемся в 6:20.

День 1

За две ходки поднимаемся до устья Телеты по следу обогнавшего нас джипа, ехавшего к домику в устье. Далее две ходки по заметённой конной тропе. Затем нас обгоняет группа из двух-трёх десятков охотников верхом. Их тропа уходит вверх по Айланышу, мы же сворачиваем и переходим Айланыш по наледи к лесу над слиянием с Байтором. Погода отличная, движение не слишком трудоёмко, мы наслаждаемся красотой долины и видом Джетыогузской стены.

Обедаем на опушке. Закапываем заброску, вырыв яму в откосе у Байтора, и в 15:45 выходим. Переходим Байтор по бревенчатому мосту; мост под снегом, но отыскивается легко. Наискосок поднимаемся в лес в направлении речки Асан-Тукум. Подъём по снегу местами неприятен, стёртые ранты ботинок руководителя скользят, в кошках идти становится удобнее и значительно быстрее.

Верхняя граница леса находится на выполаживании взлёта в висячую долину. Там мы находим великолепное место для ночёвки под огромными елями. Высота 2900. По плану ночёвка была на Байторе (2650). Еду готовим на горыне, чай на костре. Дежурный ошибается при работе со скороваркой, закрыв клапан и оставив её на огне (хотел вскоре снять, но отвлёкся). Успеваем снять, взрыва не происходит, но в результате вздутия скороварка теряет герметичность вверху по шву и становится просто кастрюлей.

День 2

Сразу же попадаем в рыхлый снег по колено и местами выше. Первый тропит без рюкзака, меняемся 3-4 раза на ходку. На первой ходке двум или трём участникам приходится поправлять слетающие снегоступы. С правого берега постепенно переходим на левый. В русле снега много, левый же берег имеет южную экспозицию и идти должно быть легче. Однако и там по террасам продвигаемся медленно. К полудню снег очень часто оседает и трещит. Копнув, видим, что от земли он протаивает и держится плохо: внизу крошка. Хотя уклон на траверсе невелик (ниже больше), пересекаем снежные поля по одному, держась за верёвку. Быстро пообедав, спускаемся в русло. Привал перед последней ходкой делаем около свежеобглоданного скелета козла.

По плану мы должны были в этот день подойти под перевал, пройдя за день около 6 км и набрав высоту до 3700. По факту, несмотря на вчерашее опережение графика, мы смогли пройти лишь половину и подошли под морену на 3350.

День 3

В бесснежное время под перевал Арчатор проще подниматься по левому борту морены. Однако там нам не удаётся идти из-за рыхлого снега по пояс, к тому же, находясь под лавиноопасными склонами. Приходится забираться по центру морены и петлять по ней. Местами идётся легко, местами трудно, но обычно первый уходит вперёд без рюкзака, чтобы выбирать путь. Начинает отставать Женя из-за проблем со снегоступами, а потом Гоша, впервые вышедший на такую высоту (опыт 2900). Несмотря на разгрузку, Гоша всё больше отстаёт, и к обеду уже приходится подносить его рюкзак. Решаем, что его состояние позволяет продолжить подъём. Позади нас, за ближними отрогами, возвышаются пятитысячные макушки пиков Огуз-Баши, Каракольский и Джигит. Также отлично виден запланированный нами позже перевал Арчалытор Северный.

В 15:30 первые участники подходят на последнее удобное место для стоянки под перевалом Арчатор. Ожидая остальных, вчетвером готовимся идти на разведку подъёма. Сергей, Женя и Гоша остаются заниматься лагерем и ужином. Подъём в лоб по снегу, да ещё под карнизом, считаем слишком опасным (что соответствует информации о прохождении этого перевала зимой 1989). Надежды на быстрое фирнование снега на освещаемом взлёте не оправдываются. От последних камней морены идём вверх на левый борт под самые низкие выступы скал. Лишь на коротком участке получаются относительно крепкие ступени, выше опять снег рыхлый. Крепим одну верёвку на скалы, проходим ещё немного вверх. Мы уже на уровне седловины, но траверс до неё под скалами ещё не просматривается. Спускаемся, надставляя верёвку второй, и к темноте возвращаемся в лагерь.

День 4

Утром температура воздуха -18 -- это минимум на маршруте. Сергей, Ангелина и Ваня отправляются вперёд продолжить провеску перил, но неудачно: верёвка истрачена на короткий подъём, а на ключевой участок траверса под скалами её не хватает. Дополнительный простой случается из-за неверного распределения крючьев. Далее Вася выходит вперёд и провешивает две почти горизонтальных верёвки под скалами до края широкой седловины. Всего подъём занял 5 часов. Гоша не очень бодр, но лучше вчерашнего; остальные участники выглядят нормально.

Прямой путь спуска под снегом, идём вдоль седловины и слегка вниз к противоположному краю, под которым снега меньше. Первая попытка руководителя сойти с камней вниз на снег приводит к отрыву вокруг него доски. Приходится, выбросив лавинную ленту, осторожно выбираться назад. Далее лавируем между выступающих камней, а когда они становятся редки, Сергей цепляет верёвки и участники проходят по одному прямо вниз. Вася идёт последним, сняв верёвку. Всего получается 5 верёвок с двумя точками крепления за камни (первую верёвку надставили, третью надставили дважды). Ночуем на небольшом скальном выступе, наиболее безопасном в случае лавин. На юго-западе видны надвигающиеся плотные облака.

День 5

Облачно. Спускаемся по реке Арчатор, сперва по руслу, затем по краю правобережной террасы, почти свободному от снега. Перед выходом из долины склоны более крутые, скотские тропы заснежены. Обходя последний пупырь низом слева, выходим на бесснежный склон с широкой тропой и спускаемся к реке Карабаткак заметно ниже устья Арчатора. Обсуждаем ситуацию: отставание от графика уже составляет два дня, запаса более нет. Отказываемся от запасного перевала Электрик (2А), решаем идти сразу под перевал СОАН. Грустно обедаем.

Следуем конной тропе, по общим ощущениям находим начало тропы в долину Айламы. Ставим лагерь в лесу недалеко от тропы, под двумя огромными елями. Вокруг много следов животных. Начинается снегопад.

День 6

Лесной участок тропы в обход каньона в устье Айламы очень красив. За лесом продолжаем путь по присыпанной снегом конной тропе мимо зарослей арчи. Тропа теряется в снежных полях на террасе над Айламой. Видимость ухудшается, но место поворота в нужный цирк уже определено. Для пущей уверенности можно запомнить по летним фотографиям характерный каменный выступ над рекой, вскоре после которого начинается резкий подъём. Обедаем перед подъёмом.

Взлёт в цирк проходим в кошках за 2,5 часа, стараясь идти, насколько возможно, по выступающей из-под снега траве. Избегая участков глубокого снега, отклоняемся влево по ходу, хотя уже видно, что низшая точка выхода из цирка правее. В цирке попадаем на скользкий крупный курумник и тратим ещё около часа, чтобы сойти с него на ровное место, укрытое от ветра.

Снег идёт, не прекращаясь. Экономим продукты, чтобы выделить дополнительную варку. Во время приготовления первой порции чая ломается горын: одна голова травит. Пока Вася варит борщ на газовой горелке в палатке, Гоша и Женя реанимируют отныне двухголовый горын, а потом кипятят вторую порцию чая, оказавшегося с примесью бензина (пролитого в снег, набранный потом в котёл).

День 7

Очертания перевала СОАН иногда проглядывают в снежной мгле. Выйдя с ночёвки, почти сразу попадаем под сильный ветер. К концу ходки он переходит в настоящий буран, видимость временами несколько метров. Беспокойно за чуть подотставшего Женю и за тропивших и вернувшихся за рюкзаками Ангелину и Ваню. Отставшие слышат лавину с соседнего склона. Собравшись наконец вместе, решаем вернуться на место ночёвки и ждать.

Наши следы уже заметены, от снега сумрачно, еле находим стоянку. Здесь тише, но порывы ветра всё равно пробивают. Перекусываем и достаём палатку. Вскоре, однако, без явных возражений решаем, что пора уходить вниз. Аргументы: непогода затянулась, похоже на циклон; продуктов всего на три варки, а по такому снегу до заброски три дня ходу; свежий снег делает более опасным путь отступления. Кроме того, даже если нам удастся пройти перевал СОАН, переждав здесь непогоду, времени на следующий перевал уже не хватит и от заброски придётся идти вниз по Джеты-Огузу.

Сначала медленно спускаемся в снегоступах по курумнику; первые дважды застревают между камней, но ноги целы. Удаётся выйти на полосу снега и спуститься шустрее по её краю вдоль камней, не спустив заряженный склон. В долине Айламы сразу теряем ориентиры, даже как-то попадаем на другой берег. Возле приметного каменного выступа опознаём свою тропу и пытаемся следовать ей, что вскоре ведёт к подрезанию неприятного склона. Тропа пропадает, ориентиров нет, снег трещит. После некоторого блуждания решаем вернуться к камню и идти вниз по руслу. Там снег глубже, но лавинная опасность меньше и есть ориентиры. Подойдя снизу к зарослям арчи, над которой тропа должна уходить в лес, отыскиваем проход к засыпанной тропе. На входе в лес улучшается видимость, почти прекращается снег. К темноте успеваем дойти до облюбованной стоянки У сгоревшего пня, где ещё осталась часть собранных позавчера дров. Слышим долго грохочущую лавину; на левом берегу выше по Карабаткаку столб снежной пыли.

День 8

Сушим вещи, выходить не торопимся. Облачность приподнимается выше окрестных вершин, временами даже намечается бледный солнечный диск. Спускаемся по тропе по лесу, не снимая рюкзаков. Летом там дорога. Снега по колено, если снегоступ не соскальзывает со старого следа вбок, а в таких случаях сразу провал почти по пояс, хотя чаще падение. Иногда отстаёт Женя: оторвалась стропа на снегоступе и никак не удаётся надёжно привязать его. Гоша отстаёт из-за незабинтованных мозолей.

Через три часа подходим к домику метеостанции на Чонг-Кызылсу, переходим на левый берег по деревянному мосту. Расспрашиваем о пути вниз, просим продуктов. Получаем обильное угощение: много варенья к чаю, затем жареная картошка. Покупаем две лепёшки, немного картошки и сахара.

Далее также спускаемся по тропе на месте дороги, но переправляться обратно на правый берег приходится без тропы, прощупав наледь. Продолжаем идти и в темноте, надеясь добраться до горячих источников Джилису (или Аюутор согласно надписи на месте). И доходим. На источниках только сторож Бопахан, который размещает нас в одной из комнат на выбор. На полу, но в тепле.

День 9

Погода снова ухудшилась, на окрестных склонах ели уходят в туман. До обеда купаемся в целебной тёплой ванне и общаемся с Бопаханом. Пойдя вниз по дороге, ещё засветло доходим до лесничества. Чуть раньше, увидев эту перспективу, решаем поспешить, чтобы попробовать уехать из Каракола в эту ночь и поскорее вернуться к работе и домашним делам. Можно было погостить и на лесничестве.

Транспорт обратно

Частниками едем от лесничества до Покровки, частниками же до базы Ханина и сразу на автовокзал в Караколе. Рейсовым автобусом до Бишкека. Зимой автобусы отправляются в 21:00, 22:00 и 23:00. Наш 22-часовой автобус ломается на подъезде к Бишкеку, полчаса едем стоя в догнавшем 23-часовом. На выходе нас уже ждут таксисты -- знают, что группа из семи туристов едет в Алматы. Едва успеваем к первому поезду. Билетов в кассе всего 4, поэтому один участник едет в купе до Рубцовска, другой едет один на вечернем узбекском поезде, а руководитель едет с остальными без билета. В вагоне встречаем Елену Найдёнову и слушаем её свежие впечатления об Индии.