Осенний Марафон Шевелева 2015

Материал из Туристский клуб НГУ
Перейти к: навигация, поиск


Состав

  1. Шевелев Георгий
  2. Александров Иван
  3. Асанов Павел
  4. Шарыпов Егор

Сроки проведения

С 11 по 13 сентября 2015 года.

Нитка маршрута

Нитка маршрута, протяженность как обычно, около 100 км, взято 22 КП, из них 9 первопроходов

Предисловие

Никто не собирался писать этот отчет ни сразу после марафона, ни когда-либо потом. Но произошли события, заставившие автора вспомнить и заново пережить все, что произошло тогда - в сентябре 2015 года.

Описание

...Памяти Паши Асанова


Марафон для меня - это отдельная жизнь, прожитая за 40 часов. В нем есть все ингредиенты: предвкушение, начало, неизвестность, плечо товарища, радость совместного движения к цели, проблемы выбора, трудности пути, победы и поражения. Самая главная составляющая этой короткой жизни - команда людей, собравшихся вместе по заранее заданному критерию. Команда должна работать как можно более эффективно, чтобы в едином порыве устремиться к поставленной цели, и лучше всего этого можно достичь, если все участники проникнутся друг к другу симпатией и окажут поддержку ближнему в минуту слабости. Все люди, с которыми мне довелось ходить в Марафоны в одной команде, до сих пор стоят перед глазами отчетливо и ясно, ведь мы прожили вместе одну, а то и несколько коротких, но очень счастливых и насыщенных жизней.

Основная причина, почему этот Марафон состоялся - Паша Асанов. Уровень "шиловжопина" (название этому гормону Паша придумал самостоятельно), циркулирующем в его крови, превышает предельно допустимую концентрацию раз этак в 10. "Энтропия вселенной неуклонно растет", - говорит нам второй закон термодинамики, а применительно к Паше его можно переформулировать, сказав, что Паша все время куда-то идет: на выходные в поход, лазить на скалы, катать в Геше, тусить с ребятами, в Крым и т.д. Энергичный и неугомонный, он, силой своего слова, беспрестанных напоминаний и телефонных звонков, буквально вырвал меня из дремучей рутины жизненных неурядиц и "стряхнул пыль" с позабытых на антресолях резиновых сапог. Паше хотелось сходить в Марафон по-спортивному бодро и с огоньком - так как он любит, и делает все, за что берется по жизни. "А мы по-другому и не умеем" - ответил я, приняв вызов, понимая, что Пашин фирменный гормон уже запустил во мне необратимые изменения, и бьет в набат старый добрый колокол, извещая о приближении Марафона.

Как только запахнет жареным и начинается подготовка к очередному Марафону, я звоню Ивану, моему извечному напарнику по этому виду безумств, и хитрым голосом спрашиваю его про планы на ближайшие выходные, после чего, выслушав в ответ мое любимое: "Эээ, да вроде пока нет четких планов", открывающее как возможности к покорению прекрасных вершин, так и уютным посиделкам с пивком под гитару, выпаливаю: "А пошли в Марафон?". Три четверти команды есть, и мы, приободренные таким успехом, рыскаем по просторам интернета, обзваниваем старых знакомых и даже коллег в поисках четвертого участника с наличием "неподдельного интереса в глазах" в отношении "ночных прогулок" по лесу без сна и отдыха, которые мы так любим всем сердцем. Ура, Нашли! Ан нет, не тут-то было, соскочил из-за срочных дел на работе. Кто-то хочет, но уже не может, а кто-то, наоборот, вроде и может, но уже не сильно-то хочет. Чертыхаясь про себя, звоню судьям и говорю:

- Ребята, спасайте! Либо вы выпускаете нас на дистанцию втроем, либо мы в этом году сидим дома.

- Хорошо, мы подумаем над твоим предложением.

Через час слышу звонок от главного судьи:

- Мы не можем выпустить вас втроем, правила ради одной команды никто менять не будет. Ищите четвертого участника.

Я уже почти отчаялся и поставил крест на всей этой затее, как вдруг мы нашли ЕГО по дерзкому посту в группе vkontakte, посвященной Марафону. Пост гласил что-то вроде: "Эй, ребят, возьмите меня в команду, я не промах и справлюсь!" Простой парень из Тогучинского района. Водит трактор Беларусь и десятитонный Камаз, собирается в армию через месяц. Дойдет пешком до места старта, потому что живет неподалеку от точки старта. Денег нет, но с получки отдаст. А зовут его Егор.

Когда вопрос встал ребром - мы либо идем в Марафон, либо сидим дома с любимыми женщинами, и покрываемся мхом нежно-зеленого цвета, растущим строго на юг, долго думать не пришлось. Лишь бы Егор не подвел. И надо сказать, что Егор не подвел! Шестеренки подготовительного процесса завертелись-закрутились, и вот, не успев оглянуться, мы уже стоим на старте и знакомимся с Егором. Он оказался добрым и улыбчивым парнем богатырского телосложения с рюкзачком на 15 литров за спиной, в который не влезло практически ничего из причитающейся ему доли общественного снаряжения. Но это показалось нам сущими мелочами и мы просто сложили всё лишнее добро в большой пакет, отдав его Егору. А что было делать? Позже, когда часть еды съели, нам частично удалось впихнуть его вовнутрь.

С самого начала мы взяли очень бодрый темп ходьбы, время от времени переходя на бег трусцой. В первую ночь не спали совсем, во вторую поспали часа 4, да и те под проливным дождем. Всю дорогу Паша с Егором бежали впереди, как сайгаки, задавая темп нашей пешей прогулки. Получалось у них просто здорово! В субботу вечером погода испортилась, пошел дождь, который продолжался оставшиеся сутки марафона. Темп движения упал, команда начала немного уставать. Но благодаря высокому моральному духу мы, не слишком обращая внимание на усталость, неуклонно двигались к цели. Изначально мы не были уверены, что сможем расположиться в тройке турнирной таблицы, потому как совершили несколько ошибок в ориентировании в первую ночь, однако нам удалось нащупать "золотую жилу" первопроходов, а так же взять несколько удаленных и "дорогих" контрольных пунктов, и это вселило в нас надежду на победу. В конечном счете, на финиш мы пришли вторыми: команда с участием Славы Горюнова сделала невозможное: грамотная схема взятия этапов, хорошая физическая форма участников и безошибочная точность ребят в ориентировании не оставили нам шансов на первое место.

Но теперь все это уже не важно. Каждый из нас, взятый в отдельности - не более чем молодой человек с набором определенных физических и моральных качеств. Но, взятые вместе, мы составляли нечто значительно большее: работая как единый организм, подбадривая друг друга и периодически сменяя лидера, задающего темп всей команде, мы наслаждались каждым моментом этой короткой, но полной движения жизни. Мы были счастливы все вместе и каждый в отдельности.

Послесловие

После окончания Марафона мы вернулись в свою обычную жизнь, в которой каждый из нас вновь стал молодым парнем с набором своих привычных черт и качеств. Иван стал молчаливым и застенчивым парнем с тихим голосом. Егор работал водителем Камаза в глубинке Новосибирской области и готовил домашнее хозяйство к своему уходу в армию, куда он отправился через пару месяцев. Меня вновь поглотил водоворот работы и не слишком приятных на тот момент событий личной жизни. И только Паша продолжал жить так, словно боялся, что чего-то не успеет: сразу после описанных событий он отправился в Крым с друзьями, где прожил еще одну счастливую жизнь, полную новых ощущений и хороших людей. По возвращении он на время пропал из моей жизни - поддерживал близких своими теплом и заботой. Помню, я как-то позвонил ему, и предложил встретиться и поиграть на гитаре и сходить на скалодром. Паша загорелся, он очень хотел возобновить тренировки по скалолазанию после длительного перерыва, но пожаловался, что его скальные туфли нуждаются в ремонте. Мы договорились, что встретимся в Академгородке на скалодроме "Каскад" и он присмотрит себе новую пару скальников из того, что там продают. Паша приехал в Каскад, тщательно подбирал туфли, но не остановился на чем-то конкретном и уехал, так толком и не полазав. Через некоторое время он купил новые скальные туфли в магазине в городе, и попросил меня отдать в ремонт его старые туфли. Через Лешу Романенко, его коллегу по ДубльГису, который живет в Академгородке, мы организовали "переправу" старых пашиных скальников в Каскад на ремонт. Наконец-то появилась возможность в ближайшее время беспрепятственно позалать с Пашей на скалодроме. Совсем недавно Паша позвонил, и мы говорили с ним о Весеннем Марафоне, о том, что неплохо было бы туда сходить, но на этот раз за первым местом. Паша звал в горы, в поход на Эльбрус, и на скалодром, и в Шерегеш, и поиграть на гитаре. Он буквально фонтанировал мыслями и идеями, и мне в какой-то момент показалось, что мы живем на разной скорости: он - на скорости света, а я медленно плетусь, по сравнению с ним, на скорости звука. Сойдясь на том, что встретимся на скалодроме, попрощались, пожелав друг другу удачи.

Трагические события

В пятницу, 4-го марта я написал Паше с прицелом позвать на скалодром на выходных, но он ответил, что собирается с друзьями покататься на горных лыжах на Кузнецком Алатау. Мне стали интересны детали мероприятия, и я расспросил его более подробно, получив ответ, что они хотят скатиться с пика Вареса. Помню, в этот момент у меня что-то екнуло, и возникло ощущение беспокойства и предчувствия беды. Что-то всегда может произойти с теми, кто занимается экстремальным видом спорта и отправляется провести таким образом выходные. Всем нам нужно быть к этому готовым, и определенный уровень тревоги за других и за себя всегда присутствует. Но в тот момент он явно превышал стандартный для таких случаев. Возникла даже мысль позвонить и отговорить Пашу, но я подумал, что это будет выглядеть глупо и он не согласится остаться дома. Попросил его только быть аккуратнее в горах. Паша сказал, что будет аккуратен, и уехал кататься, я ушел с головой в работу на все праздники и выходные.

А в воскресенье Паша погиб. Когда в понедельник мне позвонили друзья и рассказали о случившемся, я сразу вспомнил наш пятничный разговор и свое предчувствие беды. Гнев и злость на себя - вот те эмоции которые пришли сразу вслед за горькими вестями. Они держат под контролем все остальные эмоции, не позволяя выйти наружу печали и горечи утраты. Попытка избавиться от них - причина появления этого рассказа.

Паша, у меня навсегда останется ощущение тебя как воздуха, который наполняет паруса. Однажды ты наполнил и мои паруса, я не забуду той легкости, которую испытывал в общении с тобой. Лазай высоко и технично, катайся безопасно, играй на басу, живи, как ты и умеешь, легко! Мы будем помнить тебя.

Фотогалерея "Жизнь за 40 часов"