Горная 4ка Ульянова на Терскей Алатоо 2013

Материал из Туристский клуб НГУ
Перейти к: навигация, поиск
Идея похода

Сроки

28 января -- 13 февраля.

Состав группы

Шесть человек прошли весь маршрут:

Один человек сошёл с маршрута на четвёртый день:

Нитка маршрута

Снеголавинная станция Коккия → р. Тургень-Аксу (заброска и акклиматизация) → р. Таштамбектор → пер. Зимний Сюрприз (3890, 2А, п/п) → р. Жергез → пер. Айланыш (3670, ) → лед. Кашкасу → пер. Таштамбектор Южный (4290, ) → пер. Дангибайтор (4080, 1Б, п/п?) → лед. Тургень/Айлампа → пер. Тургень Южный (4377, 2Б, п/п?) → лед. Моло → пер. Широкий (4385, ) → р. Таштектор → р. Арашан → курорт Алтын-Арашан.

Схема маршрута

Препятствия

  • Пер. Зимний Сюрприз, 2А, первое прохождение.
  • Пер. Айланыш (Кашкасу), 1А, летом н/к, скотопрогонный.
  • Пер. Таштамбектор Южный, 2Б*, второе прохождение, первое зимнее.
  • Пер. Дангибайтор, 1Б*, возможно первое прохождение.
  • Пер. Тургень Южный, 2Б, возможно первое прохождение.
  • Пер. Широкий 2А, второе прохождение, первое сквозное, первое зимнее.
Высотный профиль маршрута

Отчёт

Официальный отчёт включает:

  • собственно отчёт;
  • фотографии, как и положено отчёту;
  • дневник, почти совпадающий с нижеследующим;
  • в качестве дополнения -- обзор собранной в походе и при его подготовке информации об этом доступном и красивом, но мало посещаемом районе.

Фото

Некоторая часть фотографий

Дневник

Транспорт туда

На этот раз без колебаний выбрали самолёт до Бишкека. Большое спасибо авиакомпании S7 и лично Антону Ерёмину за скидку на билеты!

Вес багажа экономим, но не жёстко: решили купить в Киргизии сахар и соль, но крупы и сухофрукты везём из дома (все утренние крупы -- быстрого приготовления). Набирается 44 кг перевеса. На регистрации слышим вопрос, не были ли оформлены наши снегоступы как специальное снаряжение; закрадывается подозрение, что мы не знаем о способе таким образом исключить вес нашего снаряжения из лимита на багаж, наподобие провоза сноубордов.

В аэропорту Манас расстаёмся с группой Сергея Сальникова, озабоченной неприбытием одного из рюкзаков. Едем сразу в Каракол. Прибываем около часу ночи на базу Игоря Ханина, ночуем на полу в строящемся расширении горнолыжного магазина.

Утром докупаем продукты и бензин. Собираемся медленно, за это время Ханин отправляет наш УАЗ по другому делу и затем нам приходится ещё час ждать его. Дорога до снеголавинной станции Коккия полностью асфальтирована и далее ведёт через перевал Чон-Ашу вглубь Центрального Тянь-Шаня. Станция находится на высоте 2800, наверху дорога под снегом, но накатана неплохо. Заехать к началу маршрута нам удаётся почти оптимально. Перед выездом сильно беспокоила вероятность длительного ожидания, пока дорогу расчистят после снегопада.

День 1

Метеорологи говорят, что "ещё лавиноопасно" и что снегопадов не было уже дней десять. Сами они зимой не ходят наверх. Ни на какие следы человека нам там рассчитывать не следует, но есть кабаны. Продукты на кольцевую часть похода и лишнее пока снаряжение складируем на станции, в комнате, где каждые три часа выстукивают морзянку. Выходим около 16 часов вверх по реке Тургень-Аксу, надев снегоступы уже на станции. Первую ходку идём, не снимая рюкзаков, и скоро раздаются призывы перейти на челнок. Переходим.

Сегодня всё кажется близко: сразу видно устье Таштамбектора, а за плавным поворотом долины влево читается устье Дангибайтора, где по плану должна быть первая ночёвка. Этот поворот мы слегка срезаем, поднявшись от русла на пологий склон с более твёрдым настом. Никаких следов заброшенной дороги не заметно. Очень не хочется перегружать следующий день, поэтому идём до темноты. Находим ровное место на мысочке, поросшем арчой, как и все склоны вокруг. Вода тут близко. Высота 2950.

Небо ясное и удивительно тёмное. Почти полная Луна скрыта горами. Зимние созвездия самые яркие для северного полушария, но куда бОльший интерес вызывает диффузное свечение, поднимающееся треугольником от горизонта на западе, в стороне от Млечного Пути. Просто глазам своим не верю! Прям как на фотографиях из учебников астрономии... Перебрав и отбросив другие варианты, привыкаю к мысли, что это тот самый зодиакальный свет, который мне почему-то столько лет никак не удавалось увидеть.

В начале ночи просыпаемся от тряски. Первая мысль: весь склон поехал. Вторая: быть такого не может -- мы же смотрели, где встать. Пробуждение полное, а тряска всё продолжается. Сильное землетрясение! Место для ночлега мы выбрали совершенно безопасное: сюда ни камни, ни снег сверху не прилетят.

После похода, сравнив данные из новостей с нашим местоположением, можно заключить, что землетрясение мы ощутили как 7-балльное. Первые сильные толчки в 22:38 продолжались около минуты, что соответствует нашим впечатлениям. Более поздние вторичные толчки мы уже не заметили.

День 2

Утром солнечно и тепло. Довольно быстро движемся вверх, челнок весьма эффективен. Фирменные снегоступы сильно облегчают движение, правда, таковые не у всех. У Пети самодельные, он-то как раз и отстаёт. Долина понемногу заворачивает вправо, что соответствует её второму названию Айлампа. Слева всё больше открывается абсолютно нехоженая часть главного хребта Терскея; наконец, показываются и её наивысшие вершины -- 4771 и 4752. Обедаем за первым завалом. Река тут ещё бежит.

Через ходку уклон долины заметно увеличивается. Из описаний помнится, что где-то встретится какое-то небольшое препятствие, теснина или лбы. Однако ничего не попадается. Проходим вдоль второго завала по руслу. Далее за выполаживанием начинается длинный подъём под морены. Слева вверху хорошо видны валы морены небольшого ледника, стекающего из-под километровых стен пиков 4771 и 4752. Нужно занести заброску выше этих морен. Погода портится. Удобный путь со срезанием поворота вправо в итоге выводит нас слишком высоко на склон борта долины. Оттуда уже видно узкое, вытекающее где-то из-под морен русло реки. Группа устала, поэтому намечаем плоское место стоянки над сужением. Высота 3470.

Отделив заброску на линейную часть похода, вчетвером выходим с ней дальше вверх, а трое наименее бодрых обустраивают лагерь. За коротким взлётом находится обширное ровное поле, зимой едва ли отличимое от озера. Видимо, озеро тут было, но прорвало подпиравшую его морену. Проходим вдоль него и поднимаемся ещё выше, забирая вправо по ходу. Видимость резко падает, язык ледника лишь иногда проглядывает. Сильный встречный ветер метёт снег. Находим выделяющийся двухметровый валун и кладём заброску под ним. Ставим турик и метку в навигатор. Засветло возвращаемся в лагерь. Самочувствие двоих участников вызывает опасения, выдерживают ли они акклиматизацию.

День 3

Вчерашние следы полностью замело. Пробиваем новые ниже по склону, быстро сбрасываем высоту к выполаживанию над вторым завалом. Дальше вниз наши следы видны, хоть и засыпаны. В начале десятого мы уже достигли места вчерашнего обеда. Однако Петя отстаёт и на спусках, и на выполаживаниях, идёт с одышкой. Саша утвержает, что ночью у Пети было периодическое дыхание.

Снижаем темп, но всё равно к полудню достигаем моста через Тургень чуть ниже устья Таштамбектора. Миша предлагает напрашивающийся вариант: вместо спуска к снеголавинной станции и отдыха там, ставим лагерь здесь, засылаем одну часть группы тропить подъём в долину Таштамбектора, а другую -- принести вещи, оставленные на станции. Но сперва мы обедаем. Затем оставляем Петю отдыхать в лагере и готовить ужин и расходимся.

Подъём тропим вдвоём с Мишей. Решаем проигнорировать широкую тропу, забирающуюся косой просекой на густо заросший арчой склон, и попробовать пройти вдоль русла. Тем более, что тут идёт звериная тропа. Речка бежит несколькими рукавами. Узнаём, что наши снегоступы легко расстёгиваются кустами. Теряем время после развилки тропы, упёршись в маленький, но противный прижим. Пройдя зону кустов, думаем, что уже протропили самое сложное. Теперь русло широкое, ровное и засыпанное снегом.

Внезапно проваливаюсь под наледь! Успеваю распереться встроенными кошками снегоступов и спиной, закинув руки с палочками на поверхность. Вода прямо подо мной. В тот же момент метрах в пяти позади меня проваливается и Миша, намочив один ботинок. Оба медленно, аккуратно выбираемся из своих ловушек и уходим из русла на берег. Тропим до 17:30 и возвращаемся в лагерь засветло.

Четвёро ходивших вниз за вещами сообщают, что сильное землетрясение произошло вблизи Алматы. Теперь весь поход беспокоимся за город.

День 4

Увы, Петя идёт крайне медленно. После ходки полностью разгружаем его, но толку никакого. Ясно, что наверх ему нельзя. Наконец, принимаем тяжёлое решение провожать его вниз. Миша и Игорь вызываются сходить с ним до снеголавинной станции. Остальные четверо тем временем станут челноком поднимать шесть рюкзаков вверх по Таштамбектору, а провожающие налегке должны будут к ночи догнать. Отдаём Пете одноместный спальник, немного колбасы и курагу. Решаем не тратить время на отсыпание круп и прочие действия по уменьшению веса продуктов в силу малости эффекта. Однако совершаем большую ошибку, придумав приэкономить на весе снаряжения путём оставления верёвки.

Челночим по жаре без организованных привалов, кроме обеденного. Вчерашние надежды, что выше зоны арчи снег выдут до наста, разбиты. Тропить приходится по-честному, но в остальном долина не доставляет препятствий. Впереди показывается, наконец, долгожданный пик Таштамбектор-Баши 4716, лейтмотив практически всего этого похода. Миша и Игорь догоняют в пятом часу. Ставим лагерь над слиянием истоков Таштамбектора, рядом с туриком, отмечающим поворот тропы на морены, а двое тропят дальше. Высота 3300(?). Очень тяжёлый день, но исходный план тем не менее почти выполнен.

День 5 -- перевал Зимний сюрприз

За ходку подходим под гребень левой морены, отлично видимый (вчера) под солнцем до обеда из средней части долины и ещё дома намеченный для подъёма в цирк нашего первого перевала. Гребень оказывается крутоват и заставляет попыхтеть в самом низу и на нескольких последующих горбах, зато снег на нём твёрдый и позволяет достаточно быстро подниматься. Наслаждаемся прекрасными видами на нехоженые перевалы обширного ледникового цирка Таштамбектора с восхитительными сложно устроенными стенами доминирующего одноимённого пика.

Поравнявшись с притоком из нужного нам тесного верхнего цирка, уходим вправо и вверх вдоль притока и вскоре попадаем на выдутую плоскость озерца 3631. Забравшись за ним на каменистый бугор, рассматриваем открывшийся почти полностью цирк. Перевал Жергез, заявленный тут основным, предстаёт широким снежным склоном без видимых возмущений, куда совсем не хочется соваться. Седловины, видимые западнее, безопаснее в плане лавин, но также оставляют вопросы. Подниматься на перевал Жергез в обход можно либо слева по чёрной осыпи, либо справа по выдутому гребню. Второй путь вдохновляет гораздо больше; он требует лишнего набора высоты, однако снизу этот излишек не выглядит значительным.

Идём по гребню. Впервые за поход долго идём без снегоступов. Каждый шаг вверх отдаляет нас от дна цирка и делает вид на пик Таштамбектор ещё грандиознее. Приближаюсь к седловинке в гребне, затаив дыхание в ожидании вида на восток. Будет ли там нежданный подарок? Нет, не будет.

Собираемся под скальными башнями вершинки, соединяющей гребень нашего подъёма с гребнем нашего перевала, седловина которого оказалась метров на 80 ниже нас. Миша и Артём Жданов идут разведывать спуск между жандармов. Это занимает больше полутора часов; иногда мы видим их... вовсе не так низко на гребне, как хотелось бы. Возвращаются с известием, что спуск нашли, но это будет новый перевал. Пока обедаем, вдали на востоке неожиданно раздувает облака над пиками Хан-Тенгри и Победы.

Поджумариваем неполную верёвку по камням вдоль скалы, затем около часа попеременно идём в связках среди жандармов. Местами снег неприятно глубок, но ничего не едет, а местами приходится спускаться лицом к склону. В точке поворота с гребня в кулуар складываем тур и придумываем название перевалу: Зимний Сюрприз. Затем 4 верёвки вниз по кулуару, Игорь вешает, Миша снимает. Крутая первая верёвка постоянно сдергивает камни. На следующей станции укрытия нет, да и сама станция на петле за слабенький камень, но ниже уклон около 40 градусов. Последующие станции за надёжные выступы скал, защищённые скалами. На третьей верёвке кулуар заворачивает влево и затем расширяется. Неглубокий рыхлый снег на повороте сменяется твёрдым, а метров через 20 -- очень глубоким рыхлым. Четвёртая верёвка, идущая прямо вниз, почти доходит до скального островка, за которым спускаемся пешком на небольшой ледник. Немного правее выходы осыпи выше и до них почти доставала бы третья верёвка, но тогда бы она пересекала весь кулуар.

Ближняя сторона ледника предстаёт уходящим вниз неясным перегибом. Уже при свете фонариков в связках пересекаем ледник к его левой части, где виден спуск, и находим место для ночлега на холмике морены. Высота 3670(?).

День 6 -- перевал Айланыш

Этот день должен был быть самым скучным... Утром оказывается, что с ледника мы ещё не сошли, а предполагаемый спуск по ложбинке справа выводит на ледовый скол. Однако мы сразу уходим левее, с набором высоты, и таким образом в итоге обходим высоченные скальные сбросы под ледником и над озером 3502. Пройдя по озеру, выходим на бараньи лбы с мощной наледью. Легко отыскиваем проход вблизи ледяного русла и спускаемся к широкой стенке, залитой разнообразным льдом с сосульками и гротами. Здесь попадаем в очень глубокий снег, и на весь день.

Спускаемся к реке Жергез, пониже переходим её, затем угадываем, что пора приподняться по склону перед поворотом влево, вызванным глубоко врезанным руслом притока, текущего из цирка нашего следующего перевала. Возможно, путь подъёма по левому берегу притока лучше ввиду большей прямоты и меньшего количества снега. Перевал скотопрогонный, так что где-то должна быть маркированная тропа, но с этой стороны её явно нет. Обедаем.

Путь под перевал прикрыт неприятным широким холмом, обходить который можно как слева, так и справа. На левом пути видно озеро 3433. После обеденной разведки выходим вправо. Позже кажется, что лучше было пойти левее, ибо оттуда ближе выход на выдутые до камней гребни, не видимые снизу. Кроме того, возможен путь по выдутому гребню сразу на юго-восточную седловину перевала. Судя по топокарте, так через неё и проходит тропа, но издали этот подъём нам показался слишком крутым, поэтому мы решили выбираться на северо-западную седловину. Подходить низом боязно, уходим влево на гребень гладкой вершинки, разделяющей две седловины. Уверовав в качество снега, сходим с гребня и режем склон прямо к северо-западной седловине.

Седловина широкая, выдутая. Тура не видно, а складывать свой лень: не ахти какой перевал. Спуск с юго-восточной седловины смотрится предпочтительнее, но и отсюда до точки встречи вариантов пути спуск достаточно пологий; правда, глубина снега всё же подгоняет желание поскорее свалить.

Дальнейший спуск по ручью -- в режиме выбегания. Эта долинка ничем не заинтересовала. Возможные места для ночёвки встречаются, хотя и редко, но хочется выбежать вниз к реке Кашкасу. На случай не успевания "совсем никак" имелась надежда на выполаживание на выходе ручья из своей висячей долинки на склон долины Кашкасу. Оказывается, ручей там уходит в каньон. Выходя на левый склон перед каньоном, попадаем на расчётный пупырь с видом на верховья Кашкасу, замыкаемые стеной пика Таштамбектор-Баши. Здесь возможна красивая ночёвка, хотя ветреная и без жидкой воды. Не проверяя, легко ли добыть воду из ручья, да и вообще без остановки, продолжаем спуск к Кашкасу. Ввиду приближения сумерек, решаем встать на следующем ровном месте, хотя и без воды. До речки ещё далековато. Высота 3170(?).

Итак, в этот день нам удаётся практически свести к нулю отставание от графика, вызванное повышенной сложностью первого перевала.

День 7

На рассвете небольшое облачко цепляется за вершину Таштамбектора и позже первым ярко подсвечивается. Подходим вдоль речки к моренам. Слева тёплый источник, сильный запах сероводорода. Через широкие ворота в старом валу концевой морены ледника Кашкасу входим в котловину прежде запертого им озера.

Выход снизу на ледник крутоват, а повыше немало трещин. Предполагалось выйти на высокий гребень правой морены и подняться плавно по нему выше ледопада. Морена внушительная, склон крупноблочный. Снега много, перспектива карабканья тут огорчает, а повышенная вероятность поломать снегоступы настораживает. Выше с морены к леднику неожиданно спускается глубокий сай. Не становится ли он ещё глубже, пересекая гребень? Окриком останавливаю ушедших вперёд, засомневавшись, что именно здесь хотел подниматься. Не отступил ли язык ледника? Озираюсь и размышляю несколько минут, но в итоге отвергаю эту мысль. Надо было получше запомнить детали со спутникового снимка.

Участники тоже боятся за снегоступы. Приходится выйти прокладывать путь, конечно же без рюкзака. Движемся чрезвычайно осторожно и крайне медленно. Для наших снегоступов это новое испытание на прочность. Наконец, крутизна уменьшается и сразу камни или меньше, или реже. Осторожно выходим на гребень по снежному склону, уже беспокоясь за его безопасность. Гребень узкий, за ним не карман, а неожиданно глубокий провал, в который с противоположного склона стекает три замёрзших водопада. Вдоль гребня идут следы копытного, а место нашего выхода на гребень -- место его отдыха. Отсюда легко идётся вверх по пологому гребню. Вид с него на ледник Кашкасу очень интересен; некоторые впервые видят вблизи такую рвань. Обедаем на гребне. Глядя назад и вниз, думаем, что всё-таки не зря лезли по крупным камням. Хотя метка для навигатора, показывающая запланированное место выхода на морену стоит дальше, путь там сверху кажется ещё неприятнее: конгломерат.

Самые большие опасения на этом пути в обход ледника вызывал короткий участок, где гребень морены сходит на нет и приходится резать склон. Ночью выпало немного снега, это мешает оценить, сколько его там лежало накануне. Вчерашние сумеречные фотографии слабо помогают. Возможен спуск на лёд и обход этого места через зону трещин, где вроде бы виден проход. Следов лавин впереди не видно. В итоге решаемся резать склон под цепочкой из нескольких крупных камней, хотя достаём ленты и даже воздушные шарики к ним. Игорь проходит без рюкзака. Затем идём по одному, придерживаясь за связанные вместе верёвки.

Дальше гребень морены снова проявляется и круто взлетает вверх. По нему обходим ледопад. Цирк становится ещё красивее. Вокруг много непройденных перевалов и стен, особенно мощных со стороны Таштамбектора. Лишь один перевал пройден; его и мы собрались пройти.

Спускаемся на спокойный ледник и на закате подходим в верхний цирк под наш перевал Таштамбектор Южный. Сомнений в том, что он достоин 2Б, уже давно нет. Правее -- непройденная седловина, которую мы заявили запасной как 2А. Точнее, там две седловины рядом. На зимнем спутниковом снимке виден ледовый лобик, поэтому в случае серьёзной лавинной опасности лучше идти туда. Сложность, однако, скорее 2Б. Чуть правее на гребне Саша замечает жандарм характерной формы и восклицает: "Пепелац!" Хочется пройти этот перевал и назвать его так, но решаем идти основной. Первая ночёвка на 4000.

День 8 -- перевал Таштамбектор Южный

Широкий кулуар поднимается несколько влево. Левый край прост и очевиден, правый же длиннее и изрезаннее. Первопроходцы летом 1976 года шли вверх слева и на разведке словили небольшую лавину. Решаем подниматься справа и уходить под скалы.

Подходим в снегоступах, пока можно идти. Надеваем кошки и отсюда же Миша начинает вешать перила. Позже становится понятно, что первую верёвку можно было пройти в связках. Крепить первую не за что, надставляем. Крутизна склона увеличивается на второй. Станция под бергшрундом на бурах. Выше ещё бергшрунды, проходимые без лазания.

Следующая станция неудачная. Стремясь ускорить подъём, не надставляем верёвку, но хорошего места Миша не находит, а вниз никак не может докричаться, и крепит петлю за один бур и один ледоруб. Поднимаясь к этой станции, стараюсь совсем не нагружать. Останавливаюсь метрах в трёх ниже двух пристрахованных рюкзаков. Через некоторое время решаю всё же освободить верёвку и пытаюсь подойти, но тут что-то странное происходит с ледорубом. Петля срывается с него и два рюкзака катятся вниз. Все три человека и верёвка остаются на страховке, да и ледоруб не вырван из снега. Рюкзаки пролетают донизу практически по нашим следам. Один коврик отделяется и катится гораздо дальше. Миша и Артём уходят за рюкзаками. Процесс задержан примерно на час.

Вперёд выходит Игорь. Теперь особое внимание уделяем поиску места под станции. Снега становится меньше, но лёд пузырчатый. На шестой верёвке Миша долго ищет, где перейти слабо засыпанный снегом бергшрунд, и в итоге проходит влево вдоль него половину ширины склона. Дальше прямой путь вверх под скалы и лёд уже надёжный. Сначала покруче и затем траверсом, но положе. Только десятая верёвка выводит на седловину. Это похоже на 3А. На подъём мы затратили 7 часов.

Седловина очень живописная. Выдутое ледовое поле в обрамлении скал, ледовый карниз сбоку. Есть трещины разной ширины. Хотелось найти записку 1976 года, но тур не находим, складываем свой. Пишем 2Б*. Утром при виде перевалов была мысль, что после обеда мы ещё можем успеть перелезть через гребешок на соседнюю справа ветвь ледника Дангибайтор и сбегать налегке на перевал Пепелац с простой южной стороны. Мы не подумали заранее, что будем подниматься так долго, и не предусмотрели карманный обед. Все голодные. Перекусываем и пьём чай из термосов.

Спускаемся в связках сначала влево, затем по ложбинке, заворачивающей вправо. Заметной опасности лавин нет. Ровных мест для ночлега не под склонами пока не видно. Перелаза под Пепелац тоже. Смеркается. Шустрая первая связка ломится вниз между учащающихся трещин. Похоже, они уже входят в ледопад, из-за наличия которого и думалось перелезть на соседнюю ветвь. Останавливаюсь, предлагаю первым вернуться и ночевать здесь. Мы всего на 200 метров ниже седловины. Высота 4070.

День 9 -- перевал Дангибайтор

В южной части разветвлённого цирка Дангибайтора видим обширный почти плоский участок треугольной формы, выдающийся углом вниз по долине. Хотя стенки его высокие и крутые, из глубины цирка подъём простой. Само собой напрашивается назвать этот выступ столом. Он оказался особенно эффектен, когда вся долина чуть ниже уровня стола укрыта облаками. Наш следующий перевал за ним и, чтобы уменьшить потерю высоты, ещё дома по спутниковым снимкам я планировал пройти по столу.

Ледопад проходится без запарок. Сход с ледника крутоват, но снег и наши снегоступы позволяют идти. Дальше сразу забираем вправо на морены и обходим засыпанный камнями покатый ригель под центральной ветвью ледника. Справа в гребне, отделяющем цирк Дангибайтора от долины Аксу, где-то находится перевал Ульяновских политехников 2А, описания которого найти не удалось. Настроения задерживаться и обследовать его нет. Вероятно, подъём с этой стороны по осыпному гребню, где почти нет снега. Чуть южнее возможен параллельный перевал. Впереди над правым бортом высится ледовая стена пика 4446, а под ней хаотичные остатки ледника с гротом и озерцом.

Миновав озеро, начинаем подъём на стол. Не с первой попытки преодолеваем неприятные участки глубокого снега с очень крупными камнями и далее через ложбинку выходим на наклонный гребешок, идущий в сторону стола. Справа позади гребешка видно несколько седловин из Дангибайтора на левый приток ледника Тургень. Заснеженные ледовые взлёты похожи друг на друга, но ни одна не похожа на 1Б. На картах перевал Дангибайтор 1Б* отмечен в этой камере цирка, но на спутниковых снимках видно, что проще должна быть седловина из следующей камеры, закрытой от нас столом. На столе, торчащем в центре цирка, я ожидал мало снега, и это оправдывается. Обедаем на столе. Удаётся немного подсушить вещи.

После совсем небольшой потери высоты и недолгого напряжения в глубоком снегу выходим на ледничок. По краю плавно набираем высоту и выходим на перевал без взлёта. На широком перевальном гребне несколько практически равноценных осыпных седловин, разделённых мелкими выступами скал. Тур найти не удаётся, складываем свой у места спуска ближе к восточному окончанию гребня, где взлёт короче.

Спускаемся метров 20 по твёрдому снегу между камней и выходим на пологий путь вправо и вниз вдоль перевального гребня. Это уже ледник. Он спускается несколькими буграми к моренам, выводящим на левый борт ледника Тургень. Находим место для лагеря на минитеррасе над самим ледником. Высота 3970(?). Спускаться ниже не хотим: отсюда можно сбегать вниз за заброской и отсюда же затем выходить вверх по леднику Тургень. Впервые за поход вечером можно не торопиться; остаётся больше часа светлого времени. Кольцо завершили точно по графику. Усталость уже есть, поэтому намечаем завтра устроить незапланированную днёвку.

День 10

Впятером бежим за заброской. Миша уже несколько дней лечит обширные мозоли, поэтому он остаётся в лагере. В одной связке спускаемся на ледник и вскоре подходим к каменистому гребню в его левой части. Продолжаем немного забирать вправо, а сойдя со льда -- влево. Замечаю слева большой камень с туром, правда, не похожий на тот, под которым мы оставили заброску. Всё же делаем крюк и убеждаемся, что здесь нет заброски. Тогда смотрим в навигатор: ещё 200 метров. Вскоре видим наш камень с туром. Заброска цела. Наибольшее беспокойство доставляли мысли о галках, ведь мы видели их на заходе. Возвращаемся в лагерь через 2,5 часа после выхода.

Погода всё утро неустойчивая, от облаков со слабым снегом до прояснений с дымкой. Северные стены пиков 4647, 4752 и 4771 так и не предстают перед нами во всей красе. К обеду даже ближайший из них иногда совсем пропадает из виду. Солнца нет, а без него полуднёвка не удастся. Постепенно уходим от идеи полуднёвки. Подход под перевал Тургень Южный должен занять у нас всего три ходки, которые вполне можно сделать сегодня. Вместе с тем, не видно энтузиазма группы по поводу заявленного радиального выхода из-под перевала Тургень Южный через непройденный перевал Тургень Восточный 1Б-2А на вершину 4752.

Расслабление заметно, сборы идут медленно. Снова берём с собой всю еду, на семерых. Рюкзаки не тяжёлые. На леднике почти сразу попадаем на хороший наст и движемся быстро. Местами лишь встроенные кошки да шпоры оставляют следы. Ориентируемся сперва по отрогу справа, затем по главному хребту Терскея спереди, с перевалом БАМ прямо по курсу. Ледовый склон нашего перевала частично прикрыт скальным контрфорсом. Действительно, за три ходки под сильным ветром подходим под взлёт. Прямо под склоном от контрфорса к склону перевала БАМ и далее оказалась приличных размеров яма, нам однако никак не мешающая. Взлёт перевала Тургень Южный немного выкручивается вверх и поэтому полностью просматривается от лагеря. Перевал радует и мы решаем завтра брать его, отказавшись от выхода на вершину 4752.

День 11 -- перевал Тургень Южный

Утро ясное с неожиданно крепким морозом, возможно -30. Собираемся долго. Примерно половину перевального взлёта проходим по снегу в связках, сперва в снегоступах, затем в кошках, держась более пологого правого по ходу края. Цветные скалы в нижней части контрфорса удобны для оценки относительной высоты. Весь взлёт находится в собственной тени. Очень холодно, активно отмахиваемся. Проходим пару бергшрундов. Дальше появляется хороший лёд и путь к седловине идёт почти прямо вверх с небольшим отклонением влево. Уклон в среднем 50 градусов.

Оборачиваясь, опять видим пик Таштамбектор-баши в новом ракурсе, с почти вертикальной западной стеной в профиль. Чем выше мы поднимаемся, тем больше он встаёт над более близкими к нам окрестными вершинами. Мощный вид! Под ярким солнцем отлично смотрятся и верховья ледника Тургень, куда мы не пошли.

Наконец, на четвёртой верёвке Миша выходит на солнце и почти сразу скрывается за снежным перегибом в поисках льда для станции. Подъём на перевал занял 4,5 часа. Тура нет, информации о прохождениях тоже, а на картах этот перевал путают с соседним перевалом БАМ. Так что у нас, похоже, первопрохождение определяющего препятствия.

Обедаем в широкой мульде сразу под перевальным гребнем. Вид из неё ограничен этим довольно острым снежным гребнем и подходящими к нему скальными башнями. Под грозной юго-восточной башней из жёлтой породы у края мульды зияет крупная трещина, так что и сама мульда не безопасна. Это подтверждает Саша, наступив в пустоту прямо у лежащего рюкзака.

Спускаемся по леднику Моло Восточный, хотя лучше сказать Центральный, на запад вдоль главного хребта, торчащего над нами частоколом острых башен. Первая связка, отойдя слишком далеко от второй и не услышав окрики руководителя о движении вправо на бугор, поддаётся приманке ледника и спускается влево в зону ледопада. Настигаем их, когда уже крутятся буры. Возвращаемся на нормальный путь, полого и спокойно выводящий под перевал Фестивальный. Здесь и ночуем. Высота 4130.

День 12

Погода опять отличная. Быстро спускаемся к слиянию истоков реки Моло, потеряв лишь немного времени из-за попытки спуститься чуть правее, чем это возможно. Даже по карте видно, что справа круче, а на деле там сбросы и замёрзшие водопады. Целиком просматривается долина Моло. За ней, уже на правом берегу реки Куйлю, интересное практически плоское плато ярко выделяется своей заснеженностью из окружающих гор. Позади этого плато поднимаются горы западной оконечности хребта Сарыджаз.

Устраиваем длинный и плотный обед у реки, сушим вещи. Пока варится каша, выхожу потропить и разведать путь под ледник Моло Западный. Вскоре вижу вдали его ледопад и плато перевала Широкий за ним. Перед выходом с обеда едва не теряю коврик и накидку: откуда ни возьмись, налетает порыв ветра, и мне приходится падать на вещи, растопырив руки.

Путь по заснеженным моренам ледника Моло Западный оказывается довольно лёгким. Подойдя под язык ледника, Артём Жданов разведывает левый рандклюфт, хотя из общих соображений ясно, что там снега будет больше среднего. Выходим прямо на язык, оставив справа русло ледниковой речки. Только приблизившись к широкому ледопаду центральной ветви, видим путь его обхода по восточной ветви. Путь этот нам известен из отчёта Марии Кутовенко 2008 года и фотографий Николая Симонова.

Ставим лагерь под перевалом Аксу в надежде завтра попытаться взойти на вершину 4609. Высота 4150. Снежную стенку вокруг палатки не делаем. Как и весь поход, довольствуемся накидыванием снега на юбку тента. Уже вечером погода резко портится. Ужин готовим в выкопанной ямке достаточно комфортно, а к моменту раздачи еды налетают такие порывы ветра, что очень трудно смотреть вниз на автоклав: снизу в лицо немедленно летит горсть снега.

Ночью несколько раз приходится выбираться из палатки наружу, чтобы укрепить присыпку тента снегом. Ветер бьёт в любые дыры, и сохранность тента вызывает беспокойство. За два часа кухонную яму полностью замело снегом. Настроение меняется на выживательное, когда дуги палатки начинает очень сильно пригибать.

День 13 -- перевал Широкий

Не может быть и речи о восхождении на вершину 4609. Дважды откладываем подъём, ожидая улучшения погоды с рассветом, затем с восходом. Ничего не дождавшись, решаем уносить ноги простейшим путём, то есть через перевал Широкий, хотя там будет сильно дуть в лицо.

Кухня закопана, завтрак не варим. На удивление, из-под снега в конце концов удаётся добыть все вещи, ничего не унесло. В пустой палатке усиленно поедаем обеденные продукты и стратег. Чая в термосах осталось по паре глотков.

Скала, отделяющая восточную ветвь ледника от центральной, в основном просматривается за летящим снегом и служит ориентиром. Когда мы подходим под неё, метель ослабевает. При подъёме на бугор ледника встречаем трудный участок с рыхлым снегом, видимо, там засыпанная широкая трещина. С выполаживания видим седловину перевала Солнечный и держим курс на неё. Прямой путь на плато перевала Широкий значительно круче, чем подъём под Солнечный и дальнейший путь оттуда.

Чем выше, тем твёрже наст. Видимость улучшается, облака обходят нас стороной. Это приходится очень кстати, ведь я не успел поставить метки для навигатора на запасные варианты маршрута. Беспокоят лишь холод и особенно ветер. Засмотревшись и увлёкшись фотографированием и видеосъёмкой, Миша морозит пальцы рук сильнее, чем при технической работе на перевале Тургень Южный. Скоро у него появляются два волдыря.

Во все стороны, где не мешают облака, открываются шикарные виды. Вдали видны Хан-Тенгри и пик Победы. Гребень пика Победы виден почти вдоль, причём китайский склон освещён, а киргизский в тени.

На этом плато и находится высшая точка перевала Широкий. Спуск с него на ледник Таштектор скорее всего не будет виден сразу, а в сторону ледника Аксу висят карнизы. Нужно найти скальный гребень, разделяющий эти ледники и подходящий к плато. Поэтому идём примерно в нужную сторону, чуть приспускаясь к Таштектору. Ледник этот уже виден внизу, но склон не просматривается дальше близкого перегиба. Наконец, правее виден наш гребень. На пути к нему проступает лёд, крутизна до 30 градусов. Надеяться на встроенные кошки и шпоры на снегоступах нельзя, так что надеваем настоящие кошки. Проходим индивидуально без перил и связок до первых больших скал. Под ними меняем кошки на снегоступы и уходим прямо вниз по заснеженному склону на ещё более заснеженный ледник. Снега выше колен. Попадаем в облако. Опять состояние склона вызывает лишь слабое беспокойство, а на деле снег держит хорошо.

Спускаемся по леднику без челнока. Да и затруднён челнок в связках. Держимся правого края до небольшого ледопада, для обхода коего смещаемся к центру. Выйти на ближайшие правые морены не удаётся, поскольку на подходе к ним ледник наклонён к северу и снег там глубже. После пары попыток спускаемся до самого языка. Левее уже первые небольшие бараньи лбы, но мы точно попадаем на место удобного спуска с языка между русел ручьёв.

Едва в голову приходит мысль искать место ночёвки, как вот и оно. Чуть слева от вероятного расположения тропы рассыпана группа многометровых светлых гранитных глыб, а между ними достаточно ровно. За глыбами по карте должно быть озеро 3425. Здесь и стоим. По всему пути от перевала до ночёвки слева высятся интереснейшие, сложные стены главного хребта, через который тут на участке в 10 км по прямой известно лишь три перевала, и все они имеют категорию трудности 3А. Из палатки отправляю первую и последнюю пачку сообщений с маршрута.

Отказавшись от обоих радиальных выходов на вершины, мы получили свободный день. Убежав от непогоды более прямым запасным путём, мы получили второй. Сетую, что не предусмотрел такой вариант, хотя одно время думал прописать радиалку в сторону вершины Палатка или, наоборот, разведывательный выход на отрог, отделяющий Таштектор от Аныртора. Там не ходят, хотя могут найтись несложные и очень видовые перевалы. Однако ясно, что группа настроена уже идти вниз и на курорт. Миша обращает внимание на то, что каждый раз, когда я говорю слово "радиалка", погода портится.

День 14

Спуск по Таштектору красив на всём его протяжении. Очень жаль, что сегодня и солнце, и горы выше 4000 закрыты облаками. Ниже ледника долина пересечена ступенями бараньих лбов. Пишут о трёх ступенях, но есть ещё несколько менее значительных. Детали прохождения всех ступеней я не приготовил, отчасти потому, что общедоступные спутниковые снимки этого участка маршрута, в отличие от остальных, имеют низкое разрешение. С другой стороны, из всего нашего маршрута эта долина наиболее часто посещаема и подробно описана в отчётах, так что моего внимания ей было уделено меньше всего.

Снега много даже на крутых склонах. Всё время приходится челночить. Возвращающиеся вверх за рюкзаками сразу заметно отстают и группа сильно растягивается. Тем не менее, получается настроить челнок так, чтобы собираться вместе на привалы. Перед первыми большими лбами удачно угадываем направление движения по правому борту и сразу попадаем на удобный спуск.

Только последние, самые больше лбы отбирают время на блуждание. Пришедшие первыми к началу каньончика сделали несколько шагов на левый борт, но отступили, возможно, из-за перспективы длинного спуска по крупному куруму. Вижу у каньончика развилку следов. Едва начав подниматься по правым следам, вижу первых недовольных участников: справа они уткнулись в непроход. Теперь моя очередь пробиваться дальше по левому берегу. В самом начале курума небольшое русло пересекается по любопытному снежному мосту между камней. Примерно с этой верхней точки обхода лбов открывается захватывающий вид вниз в долину, и я узнаю в нём одну летнюю фотографию с загадочной точки. Вероятно, теперь мы на правильном пути. А весь правый борт ущелья обрывается к реке скалами с множеством разветвляющихся замёрзших водопадов. Следует длинный спуск по крупным камням, сперва пологий, но потом крутой и очень неприятный. Нужно быть очень осторожным, чтобы не травмироваться и не поломать снегоступы. Вернувшись за рюкзаком, отстаю и даже теряю группу из виду. Наконец, крутой спуск на грани лазания выводит к кустам в устье речки Чон-Кульдурак. За ними мы обедаем.

Через десятки метров появляются первые ёлочки, а вскоре участки леса. Долина ровная, затруднения местами доставляет только переход реки. Идём в основном по правому берегу. Снега много. Троп не видно нигде, не считая звериных, кое-где выныривающих из леса к реке. Ясно, что до слияния Таштектора с Чон-Узенем мы сегодня не дойдём, если только совсем не убиваться. Однако идти в сумерках необходимости нет, а желания тем более. Вполне удобное место для ночлега попадается в полутора километрах выше слияния. Высота 2810.

День 15

Утро солнечное. На второй ходке достигаем слияния с Чон-Узенем, где долина расширяется. Продолжаем спуск по правому берегу в надежде на более твёрдый выдутый снег вдоль края откоса. Эффект выражен слабо.

В нескольких местах видны следы, уходящие вверх по склонам краем леса. Ещё через ходку выходим на заметённую лыжню охотников. По ней переходим реку. На первом рукаве проваливаюсь одним снегоступом в воду. Остаётся знакомый по прошлой зиме путь до тёплых источников. Лыжня еле угадывается под снегом, а идти по ней не так уж легко: регулярно снегоступы неожиданно проваливаются прямо по следу или съезжают вбок. Занятие весьма нервное.

На курорт приходим в пятом часу. Прошлогоднего Стаса нет, а есть немолодой киргиз Сапа. Устраиваемся, но такого радушия, как в прошлом году, не ощущаем. Решаем утром ехать в город и звоним Ханину. Дорога расчищена, завтра машина будет.

Транспорт обратно

Дядя Миша проехал на том же УАЗе выше, чем дядя Коля-Шумахер в прошлом году. За нами на курорт приходит молодой работник фирмы Ханина. Пеший переход к машине занимает всего 20 минут. Однако дорога вниз страшновата, машина часто сильно кренится.

До самолёта четверо суток. Мы ещё можем успеть на предыдущий рейс, если поторопимся. Пытаемся выяснить через Женю Бычкова, во сколько нам обойдётся смена билетов. Пока ответа нет, решаем сходить в ресторан "Факир", а вечером ехать в Бишкек. Чтобы успеть на ближний рейс, приходится выезжать чуть по-раньше. Уже перед выездом узнаём от Жени цену смены билетов. Теперь можно не торопиться, но водитель уже готов и мы едем. Миша находит квартиру в Бишкеке, вызвонив Ермачека. Придётся оплачивать ещё и ночь, наполовину проведённую в дороге.

В Бишкеке почти всё время уделяем еде и гулянию по магазинам и рынку. На "Ошском" рынке попадаемся каким-то непонятным типам с корочками, интересующимся нашими паспортами и особенно деньгами. Мы остались не уверены, утянули они у нас незаметно что-нибудь или нет, но, во всяком случае, действуют они довольно изощрённо. К своему удивлению, видим на рынке изобилие разнообразных, и вполне свежих, круп быстрого приготовления компании "Алтайская сказка", которые давно перестали продавать у нас. По-видимому, и на этих строчках раскладки можно экономить, летая самолётом. Рядом с рынком Миша находит маршрутку, которая завтра отвезёт нас в аэропорт. Индийский ресторан для большинства участников оказывается слишком сложным препятствием.

Старательно взвешиваем вещи, чтобы избежать платы за перегруз. Наверное, увидев, как трепетно мы складываем отображающиеся на весах килограммы, женщина на регистрации прощает около 5 кг со всех. Запомню её. Конечно, никто не взвешивает мою пуховку. А вот Игорь решил провезти верёвку в ручной клади и укрепил её снаружи городского рюкзачка. Уже после паспортного контроля, на стадии разувания, его заставляют вернуться и сдать верёвку в багаж.

Из Толмачёво едем на заказанной "Газели".