Горная 6ка Мешкова на Юго-Западный Памир 2011. Отчёт

Материал из Туристский клуб НГУ
Перейти к: навигация, поиск


Отчёт ... в процессе публикования...

Группа на пике Маркса.. и Дед с Лапландии


СЕКЦИЯ ГОРНОГО ТУРИЗМА
НОВОСИБИРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
ОТЧЕТ


О горном походе шестой категории сложности
в районе Шахдаринского хребта(Юго-Западный Памир),
совершенном с 18 июля по 22 августа 2011 г.


Маршрутная книжка № 0-68-11


Руководитель группы – Мешков О. И.
e-mail руководителя: O.I.Meshkov{ собaка }inp{ точка }nsk{ точка }su

Содержание

Справочные сведения

Проводящая организация

Секция горного туризма Новосибирского Государственного Университета, 630090, г. Новосибирск-90, ул. Пирогова, д. 2, т. (383)-336-31-54.

Количественная характеристика пройденного маршрута

Вид туризма категория сложности Протяженность активной части Продолжительность общая/ходовых дней Сроки проведения
горный шестая ( VI ) 170 км (данные Google Earth, без учета забросок) 35/30 дней 18.07.11 - 22.08.11

Суммарный перепад высот на подъем составил 19.3 км. При заносе забросок группа «Сендив» прошла 40 км, группа «Юбен» - 28 км. Перепад высот вычислен при помощи программы Google Earth с учетом GPS-меток. Считаю, что точность определения перепада высот в один метр, приводимая во многих отчетах, завышена минимум на порядок. Перевалов н/к – 1; перевалов 1А – 1, перевалов 1Б – 5; 2А – 2; 2Б* - 1, 3А – 4; 3Б – 2. Всего перевалов: 16, из них 3 пройдены впервые. Совершены восхождения на пик Джарх до высоты 5950 м и сделан полный траверс пика Маркс с востока на запад, что также является первопрохождением.

Район похода

Маршрут пройден в районе Шахдаринского хребта, Юго-Западный Памир.

Справочные сведения о районе

Следующий раздел в значительной степени скомпилирован из отчета П. Рыкалова (маршрут #5974 на tlib.ru) и статьи А. Лебедева на wiki. risk.ru.

Рис. 1.4.1. Поход начинался в районе п. Маяковского (Ишкашимский хребет, 6096 м.) и завершился в районе п. Карла Марска (Шахдаринский хребет, 6723 м)

При подготовке к походу и написании отчета использовались также материалы сайтов

http://www.turclubmai.ru/

http://www.tlib.ru/

http://www.westra.ru/

http://www.no-tssr.ru/

История освоения Юго-Западного Памира

Основная статья История освоения Юго-Западного Памира

Разумеется, этими сведениями история альпинистского и туристского освоения района не исчерпывается. Начиная с 2000 г. известны несколько восхождений иностранных альпинистов на вершины Ишкашимского и Шахдаринского хребтов. В частности, нами была использованы информация, полученная от участников валлийской (Великобритания, Уэллс) экспедиции 2005 г. В 2009 г. мы сняли с вершины п. Маркса записку чешских альпинистов. При подготовке к походу использовались фотоматериалы восхождения в этом же году еще одной чешской команды на пик Московской Олимпиады.

Автор считает своим приятным долгом выразить благодарность Т. Моянской, П. Рыкалову, Г. Андрееву, Tim Sparrow, Tomas Hrus за предоставленные фотографии различных участков пройденного маршрута. Кроме того, хочется снова выразить глубокую благодарность тем сотрудникам МГЦТК, кто взял на себя труд оцифровки имеющихся в библиотеке клуба отчетов. Возможность доступа к ним из Интернета и очень удачная организация контекстного поиска на сайте превращает сбор информации о планируемом путешествии в приятное, увлекательное занятие. Отдельная благодарность – М. Таракановской и И. Исаеву за помощь в приобретении снаряжения.

Вся наша команда весьма признательна зам. генерального директора авиакомпании S7 А. В. Еремину за спонсорскую поддержку перелета Новосибирск-Душанбе-Новосибирск

Подробная нитка пройденного маршрута

Душанбе → Хорог → Рошткалла → Синдев /Юбен (бывш. Советобад) → занос забросок → Вяздара → р. Вяздара → пер. Светлана (1Б, 4800 м) → пер. Лазуритовый (2Б*, 5200 м) → пер. Маяковского (3Б, 5450 м) → р. Дарайдаршай → пер. Даршай (1Б, 5000 м) → пер. Заманчивый (3А п/п, 5080 м) → р. Баджомдара → р. Остона → пер. Сарышитхарв (3А п/п, 5650 м) → пик Джарх (3А, рад., до 5950 м) → пер. Узбекских Туристов (3А, 5800 м) → пер. Новый Чахлозар (1Б*, 5100 м) → р. Джарх → пер. Зардив Южный (1А, 4200 м) → пер. Дардендак (н/к, 3650 м) → р. Юбен → р. Ходаш → пер. Светлый (1Б, 4800 м) → пер. Врхац (1Б, 4950 м) → пер. Разведчиков (1Б, 4900 м) → пер. Даугава (3Б, 5600 м) → пер. Нишгар Центральный (3А, 6350 м) → пик Маркса (3А траверс, 6723 м) → ледник Нишгар Восточный → пер. Дриж (2А п/п, 5400 м) → р. Дриж → кишлак Нишгар  на р. Пяндж → Ишкашим → Душанбе

На рис. 1.5.1. показан высотный график маршрута, на рис. 1.5.2. приведена орографическая схема. Более подробные картографические материалы собраны в Приложении 1.

Рис. 1.5.1..
Рис. 1.5.2..


Характерной особенностью Юго-Западного Памира является большой перепад высот, преодолеваемый в течение ходового дня. Суммарно, набранная высота на подъем в нашем походе составила приблизительно 19.3 км за 30 ходовых дней. Напомню, что в знаменитом Памирском марафоне А. Лебедева, пройденном в 2009 г., суммарный набор высоты составил 22 км за 54 дня (.http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=3936)

Определяющие препятствия маршрута

Вид препятствия Наименование Категория трудности и высота Характеристика препятствия
перевал Светлана 1Б, 4800 м снежно-ледово-осыпной
перевал Лазуритовый 2Б*, 5200 м снежно-ледовый
перевал Маяковского 3Б, 5450 м снежно-ледово-осыпной
перевал Даршай 1Б, 5100 м снежно-осыпной
перевал Заманчивый 3А, 5080 м скально-осыпной
перевал Сарышитхарв 3А, 5650 м ледовый
перевал Узбекских туристов 3А, 5800 м ледовый
перевал Новый Чахлозар 1Б*, 5100 м осыпной
перевал Зардив Южный 1А, 4200 м тропа
перевал Дардендак н/к, 3600 м тропа
перевал Светлый 1Б, 4800 м осыпной
перевал Врхац 1Б, 4950 м осыпной
перевал Разведчиков 1Б, 4900 м осыпной
перевал Даугава 3Б, 5600 м ледово-осыпной
перевал Нишгар Центральный 3А, 6350 м ледовый
перевал Дридж 2А, 5400 м ледово-осыпной

Кроме того, группой были совершены радиальный выход на п. Джарх до высоты 5950 м и полный траверс пика Маркса с востока на запад. Оба препятствия имеют сложность 3А.

Состав группы

Ф.И.О. Год рождения Опыт Должность
1 Ливенец Александр 1987 5у 2р Завхоз
2 Ляпунов Константин 1971 Врач, связист
3 Мешков Олег 1959 6у 5р руководитель
4 Разуваев Георгий 1989 5у 1р Навигатор
5 Ульянов Александр 1972 5у 2р Казначей
6 Шевелев Георгий 1989 Реммастер
7 Шперлих Альфред 1947 Навигатор, видеооператор
8 Щербаков Антон 1988 Отв. за снаряжение

Фотографии участников

Александр Ливенец


Антон Щербаков


Георгий Разуваев


Александр Ульянов


Константин Ляпунов


Альфред Шперлих


Георгий Шевелев


Олег Мешков

Адрес хранения отчёта, наличие кино- и видеоматериалов

Отчёт хранится в библиотеке Новосибирского Отделения Туристско- Спортивного Союза России.

Выпускающая МКК

Маршрут рассмотрен Западно- Сибирской зональной МКК № 154-00-66665553 Новосибирского Отделения Туристско-Спортивного Союза России.

Организация маршрута

Общая смысловая идея похода

В секции горного туризма НГУ принято, что стратегию сезона и развития вообще определяет наш главный тренер, он же основоположник и бессменный руководитель на протяжении 30 лет, мсмк, чемпион СССР и СНГ по горному туризму, д.ф.-м.н., проф. Владимир Алексеевич Юдин. Прошлой осенью Володя поинтересовался моими спортивными планами на лето 2011 г. и среди представленных предложений одобрил руководство «шестеркой». При этом им было высказано пожелание, чтобы шестерка была «добротной», позволяющей участникам замахиваться в дальнейшем на вариант «супер», и в высокогорном районе. Мой выбор пал на Юго-Западный Памир, во многом из-за еще свежих воспоминаний о дивной погоде и видах на Гиндукуш во время «пятерки» 2009 г. Тогда мы заходили на маршрут с юга Шахдаринского хребта, поэтому естественно было на сей раз пройтись с севера.

Неожиданно выяснилось, что «нормальных» пройденных перевалов 3Б на Юго-Западном Памире не так и много, а именно два: перевал Маяковского и перевал Даугава. Есть еще Бадомская стена и Зугванд, но лезть на стену что-то не хотелось, а Зугванд – это 3Б*, вроде бы нам не по чину. Значит, получался транс-шахдаринский поход протяженностью не меньше 30 ходовых дней. Поначалу представлялось, что в эти дни можно будет втиснуть и восхождения на пики Маяковского и Берга, но более пристальное рассмотрение маршрута заставило поумерить аппетиты. Восхождение на высшую точку Шахдаринского хребта, пик Маркса (6723 м), фигурировало в планах изначально, т.к. участникам похода требовалось набирать высотный опыт. Кроме того, был заявлен и радиальный выход на пик Джарх, величественная красота которого не может оставить равнодушными тех, кому довелось полюбоваться им с ледника Медыр (рис..2.1.1).

Как и в 2009 г., планировалось облегчить себе жизнь организацией забросок вдоль пути следования, с расчетом на приблизительно недельные интервалы между ними.

В маршрут были заявлены три первопрохода, отчасти вдохновленные обозначениями на картах В. Ляпина. В личном разговоре с автором популярных карт удалось выяснить, что седловины у безымянных перевалов точно есть. Кое-какая дополнительная информацию нашлась в Интернете и у коллег.


Рис. 2.1.1.

Подъем на первый из трех безымянных перевалов был сфотографирован в походе 2009 г с седловины перевала Остана. Вариант второго первопрохода вырисовался постепенно, путем эволюции от намерения пройти после перевала Даршай перевал Венера к желанию заявить вариант Ляпин-47 (см. карту в Приложении 1). Наконец, в результате чтения отчетов предшественников возник Заманчивый, обозначенный на «ляпинке» как кружок с высотой 5088 м. Третий первопроход родился под влиянием воспоминаний о заявленном, но не пройденном в 2009 г. траверсе п. Маркс – п. Николадзе с выходом на ледник Ровный. Более тщательное гугление Интернета позволило установить, что «ляпинка» в этом месте ошибается, ледник Ровный начинается с пика ТГУ, который соединяется с п. Николадзе длинным острым скальным гребнем. Логичным было бы попробовать поискать в этом гребне и по соседству возможный перевал, соединяющий ледники Нишгар Восточный и Ровный (Дриж, Нишгар Дальневосточный). Здесь очень помогла информация, полученная от Tim Sparrow, альпиниста из Уэллса. К сожалению, ракурс фотографий не позволял однозначно оценить сложность седловины в плече пика ТГУ, поэтому был заявлен и резервный вариант, в обход ледопада, стекающего с ледника Ровный на ледник Нишгар Восточный. Валлийские альпинисты нашли обход ледопада по морене, и пользовались этим путем для выхода на ледник Ровный и возвращения обратно на Нишгар. Мы же прошли перевал полностью, от Нишгара Восточного до р. Пяндж.

Варианты подъезда и отъезда

В Душанбе из Новосибирска мы долетели самолетом авиакомпании S7, предоставившей нашей группе значительные скидки на билеты, за что необходимо еще раз выразить глубокую благодарность заместителю генерального директора компании А. В. Еремину. Для покупки авиабилетов удобнее использовать загранпаспорт, т.к. в аэропортах нужно проходить паспортный контроль, но билеты можно покупать и по российскому.

Мы пользовались услугами компании Asia Discovery, глава которой Е. Лоренц (тел. +7-495-937-64-69, asiadiscovery@mail.ru) была и нашим страховым представителем. Все услуги со стороны компании были оказаны в полном объеме и своевременно. Разумеется, за организацию транспорта компания берет комиссионные, вдобавок комиссионные получает и диспетчер, работающий с водителями. Автомобильная часть маршрута обошлась нам в 650$ за одну машину. Если бы мы контактировали с водителями напрямую, то цену можно было бы понизить до 500$. В Рошткаллу мы ехали на «Уазике» и «Тойоте». Категорически не рекомендуем иметь дело с водителем «Уазика» по имени Хоким (тел. 93-475-10-65), его машина постоянно ломалась и чинить ее он не умеет. Напротив, водитель «Тойоты» Лоик, живущий в Хороге (тел. 93-503-86-86), оставил самое приятное впечатление. В Хороге мы случайно встретили водителя Жору (тел. 93-567-11-31), который возил нас в 2009 г., и договорились с ним о машине на обратную дорогу.

Путь от Нишгара в Душанбе немного длиннее, чем от Душанбе до Рошткаллы, вдобавок бензин в Таджикистане дорожал в течение всего лета. Из-за этого обратный путь также стоил нам 650$ за «Уазик». Жорина машина в дороге не сломалась ни разу. С ним можно иметь дело, только не повторяйте нашей ошибки, не платите все деньги вперед. В Средней Азии это не принято и резко понижает желание водителя к сотрудничеству. По приезде в Душанбе Жора начал валять дурака, делая вид, что не понимает, как попасть на нужную нам турбазу, хотя по пути утверждал, что это место ему хорошо известно. О цене за проезд можно и нужно торговаться, при этом следует вести себя жестко, требуя скидок, например, за лишних пассажиров. Жора уговорил нас подсадить в машину какую-то свою родственницу, что комфорта, конечно, не добавило.

Горно-Бадахшанская автономная область Таджикистана является приграничным районом: граница с Афганистаном проходит по рекам Пяндж и Памир. Оформление пропусков, дающих право на посещение ГБАО, является обязательной формальностью, занимающей не менее одного рабочего дня. Кроме этого, требуется оформление регистрации пребывания на территории Таджикистана. Это можно сделать заранее, по договоренности с туроператором, а вот для оформления пропуска в ГБАО нужны оригиналы паспортов, в которых проставлена отметка о пересечении границы Таджикистана.

Е. Лоренц оформила нам все необходимые документы к вечеру дня прилета. Наш рейс прибыл в Душанбе в 11-30 местного времени, мы постарались пройти все формальности (паспортный и таможенный контроль) как можно быстрее, послав вперед двух человек занимать очередь. Рекомендуем иметь с собой ручки для заполнения регистрационной карты, если же карты почему-либо отсутствуют на столах зала прилета, то следует настойчиво попросить пограничников либо таможенников, в общем, людей в форме их принести. Паспортный контроль необходимо проходить с тем паспортом, данные которого были заранее высланы принимающей фирме.


Рис. 2.2.1.

При расставании с Таджикистаном следует быть готовым к вымоганию взяток таможенниками в аэропорту. Я действовал по рецепту А. Лебедева, положив сверху в рюкзак походные шмотки. На третьем предмете туалета таможенник сдался. Г. Разуваев, которого досматривали за соседним столом, в ответ на предложение заплатить что-нибудь, потребовал вызвать представителя авиакомпании и был тут же отпущен с миром.

Мы выехали из Душанбе вечером 18 августа и переночевали на базе «Голубое озеро». Из-за поломок «Уазика» Хокима еще раз остановились на ночлег в Рушане, в 20 км от Хорога. Рано утром 19 августа были в Хороге, где пришлось поменять «Уазик» на местный «бусик». Эти китайские микроавтобусы на 8 человек стоят около 2 000 $, причем цена двигателя – 250 $. Пообедали 20 августа около 13-00 в Рошткалле, в 15-00 часть группы, 5 человек, вышла из Сендива к месту первой заброски, вторая часть группы, 3 человека, в 16-15 вышла из Юбена (бывший Советобад) к месту второй заброски.

Путь по Памирскому тракту от Душанбе до Хорога очень живописен (рис. 2.2.1), хотя и утомителен. Хороший асфальт кончается примерно через 50 км после выезда из Душанбе. Дальше на дороге попадаются только его остатки времен советской власти, однако дорожные работы ведутся достаточно интенсивно и ситуация явно улучшается с каждым годом. На тракте часто попадаются велотуристы, причем некоторые из них совершают трансконтинентальные путешествия, например из Турции в Китай (рис. 2.2.2).


Рис. 2.2.2.

Дорога по Шахдаре находится в удовлетворительном состоянии, до Рошткаллы, являющейся районным центром, ее можно даже назвать хорошей. Участок дороги протяженностью несколько километров перед Юбеном водитель «Тойоты» преодолел, грустно причитая «Ох, Юбен, Юбен…». За Юбеном, по словам местных жителей, дорога немного улучшается, и до Джавшангоза на машине добраться можно.


Рис. 2.2.3.

Аварийные выходы с маршрута

Юго-Западный Памир хорош тем, что практически из любого ущелья можно за 2-3 дня добраться до кишлака. Вследствие этого мы не рассчитывали на скорое прибытие вертолета при возникновении аварийной ситуации, т.к. едва ли не единственная машина, имеющаяся в Таджикистане, обслуживала МАЛ на поляне Москвина. За время, требуемое для организации вертолетного рейса, мы сами успели бы выбраться в цивилизацию. Однако у нас был с собой спутниковый телефон, с которого ежедневно отправлялись домой смски о текущем положении дел. Смски от друзей также приходили регулярно и всегда повышали настроение.

Изменения маршрута и их причины

Мы не сумели подняться на вершину п. Джарх, т.к. на высоте примерно 5950 м натолкнулись на гребне на крутой жандарм высотой около 10 м, который невозможно было ни обойти, ни организовать на нем надежную страховку. Стало ясно, что за один день, как мы рассчитывали, сходить на вершину не удастся, поэтому было решено вернуться в лагерь на ледник Сарышитхарв.

Кроме того, в конце маршрута мы отказались от первопрохождения перевала в плече пика ТГУ, т.к. его сложность явно не ниже 3Б, а в группе были участники, ранее не проходившие перевалы такой категории. По правде сказать, этот перевал скорее является «перелазом»: предварительно собранная информация трактовалась излишне оптимистично. Вместо этого мы прошли резервный вариант, это тоже первопроход, но попроще. Перевал Дридж (2А, 5392 м GPS), так же как и непройденный «перелаз», соединяет ледники Нишгар Восточный и Ровный и позволяет выйти к Пянджу вдоль реки Дриж.

Изменением маршрута со знаком «плюс» может считаться первый, по нашим сведениям, в истории альпинизма и горного туризма траверс пика Маркса с востока на запад. Мы планировали радиальный выход на вершину через восточное плечо, однако в процессе восхождения стало ясно, что спуститься обратно в базовый лагерь будет безопаснее по западному гребню. Этот маршрут был хорошо знаком автору и еще двум участникам по походу 2009 г. (отчет #6592 на www.tlib.ru).

Организация похода и материальное обеспечение группы

Район был выбран по причинам, изложенным выше. Для сбора информации о маршруте в основном использовался Интернет.

При подготовке группы проводились ледовые и скальные тренировки, а также регулярные тренировки по ОФП (зимой – беговые лыжи, летом – кроссы). В процессе подготовки группа прошла зимой водопад Храпова на Алтае, а летом – скальный маршрут 4Б на вершину Бегемот в боковом отроге Айгулакского хребта.

Несколько человек принимали участие в осенних, зимних, весенних походах 2-6 категории, а также выезжали на несколько дней на Алтай для совершения восхождений в районе альплагеря «Актру».

В итоге, опыта, технической и физической подготовленности участников оказалось достаточно для успешного преодоления практически всех встреченных на пути препятствий.

Общественное снаряжение

TO DO: collapsible!

Наименование
Масса, гр.
Количество
Верёвка 50м новая «Коломна» 10 мм 3100 2
Верёвка 50м старая «Коломна» 10 мм 3220 1
Верёвка 50м «Маммут» 10 мм 3800 1
Верёвка 30м репшнур 6 мм 620 1
Верёвка 30м расходная, 10 мм 1860 1
Веревка 60 м, сброс, 8 мм 2500 1
Ледобур 80 13
Карабин 100 13
Самосброс 120 1
Крючья, набор и экстрактор 1700 1
Снежный щит 700 1
Инструмент «Кварк» 820 1
Инструмент «Манарага» 700 1
Парашютик снежный 150 8
Клинья (крючья на выброс) 90 10
Пила снежная 580 2
Лопата 500 2
Палатка «Северная Звезда» + щёточка 5000 2
Кухня: баня, жесть, котёл, скороварка, поварёшка, моющие ср-ва 4000 1
Примус 3-х головый «Горыныч» и ремнабор к нему 2800 1
Спальник 4м 3600 1
Спальник 1м 1700 4
Ремнабор с запасной кошей 2000 1
Аптека 3200 1
Спутниковый телефон 300 1
Солнечная батарея 500 1
GPS 250 2
Бумаги, карты 500 1
Рации 400 2

Личное снаряжение

TO DO: collapsible!

Наименование
Количество
Жумар 1
Ледоруб/айсбайль 1
Палки телескопические 2
Спусковое устройство 1
«Усы» 1
Кошки 1
Каска 1
Обвязка 1
Карабины 5

Весьма желательно иметь кошки с надежным «антиподлипом»

Одежда и обувь

Юго-Западный Памир – теплый район и даже на больших высотах здесь вполне можно обойтись без пуховки, если очень хочется экономить вес. Однако надеть пуховку холодным вечером всегда очень приятно. Ниже приводится список личных вещей автора.

Одежда для ходьбы

  • Рубашка, легкое термобелье
  • Брюки эластичные
  • Рубашка, термобелье Redfox
  • Трусы х/б
  • Шляпа с полями
  • «Труба» (повязка)

Обувь

  • Кроссовки
  • Ботинки Asolo-8000
  • Ботинки треккинговые Aku

Теплые вещи

  • Пуховка
  • Штаны «НН»
  • Куртка полар, теплая, Gletscher
  • Термобелье теплое, Areal
  • «Уши» флисовые

Штормовой набор

  • Анорак из мембранной ткани Areal
  • Полукомбинезон из мембранной ткани Areal
  • Фонарики (бахилы)
  • Шапочка флисовая
  • Балаклава из флиса

Руки-ноги

  • Носки, 3 пары
  • Рукавицы капроновые
  • Рукавицы теплые
  • Перчатки флисовые – 2 пары

На высотах до 5000 м я использовал вещи из раздела «Одежда для ходьбы», утепляясь по мере необходимости. Термобелье Areal часто использовалось в качестве верхней одежды. Штаны Helly Hansen использовались по вечерам для переодевания. Опыт общения с трекинговыми ботинками Aku изложен в Приложении 4. На высотах более 5500 м у некоторых участников по утрам мерзли ноги, даже в пластиковых ботинках.

Продукты

Были взяты из расчёта 660 граммов на человека в день. Меню апробировано во многих походах. Не было случая, чтобы скороварку не вычищали до блеска. В дни прихода к заброскам были запланированы обильные ужины. Во время «пробега» от перевала Узбекских туристов до заброски под перевал Светлый ежедневная раскладка была увеличена до 750 гр. в день, за счет усиления обедов и перекусов на ходу. Все участники закладывали в каждую заброску вкусные сюрпризы весом до 0.5 кг. По общему мнению, предпочтительнее делать сюрпризы сладкими. В походе мы регулярно употребляли углеводное спортивное питание (растворимый порошок), этот напиток заметно повышал работоспособность. Марку продукта приводить нет смысла, т.к. Альфред привез его из Австрии, в России она не известна. Порошок, содержавший мальтозу и набор электролитов, получил прозвище «взбодрин», при этом кофеина в его составе нет. Мы брали с собой также растворимые шипучие таблетки (поливитамины), но по востребованности они однозначно проигрывали спортивному напитку. При приготовлении напитка важным было соблюдать рекомендованную дозировку.

Впервые в походе мне пришлось столкнуться с необходимостью нормировать соль. Этот жизненно важный продукт был взят из расчета 9 грамм/человека в день, но из-за больших физических нагрузок все участники, даже предпочитавшие малосоленую пищу, во второй половине похода стали употреблять заметно больше соли, чем обычно.


Рис. 3.2.1.

Чтобы не платить за перегруз в самолете мы запланировали закупить часть продуктов в Душанбе (рис. 3.2.1). К нашему изумлению, халвы здесь найти не удалось, пришлось заменить ее «сникерсами». Следует также иметь в виду, что покупка качественных батареек в столице Таджикистана весьма затруднительна. Duracell почему-то непопулярен, торгуют преимущественно низкокачественными китайскими марками.

Средняя потеря веса за поход у участников составила 8 – 10 кг. Это, конечно, связано со значительными физическими нагрузками, в частности большим суммарным перепадом высоты, набранным в походе.

Список продуктов TO DO: collapsible!

Наименование Вес продукта, кг
Тушенка самодельная
10.10
Куриный фарш
0.60
Рыбные консервы
1.00
Вяленая рыба
1.50
Сало соленое + копченое
5.50
Колбаса сырокопченая
3.50
Сыр
5.50
27.70
Рис
5.60
Ризотто
1.40
Гречка
4.20
Лапша
5.70
Чечевица
2.80
Супы упакованные
3.50
Кукурузка
0.00
Геркулес
2.40
Пшеничная каша
1.80
Ячневая каша
3.00
Манная каша
1.40
Омлет сублимированный
0.40
Каша Нордик
1.50
Пюре картофельное
0.50
33.70
Масло топленое
1.20
Масло подсолнечное
0.50
Молоко сухое
3.50
Чили,горчица сухая, аджика, майонез
1.30
Свежие овощи (в первую заброску)
0.50
Разные специи
1.00
Лук, чеснок
2.00
Соль
2.30
Лапша БП
0.20
Картофельное пюре БП
0.20
Кубики бульонные
0.10
Спирт
1.50
14.30
Сахар
15.60
Халва
3.20
Шоколад
2.30
Карамель
2.00
Клюква
5.30
Лимон
2.40
Мед
1.60
Сливочная колбаса, щербет, нуга
0.80
Козинаки
0.90
Фрутилад, гематоген
1.60
Орехи
2.20
Курага
3.10
Изюм
0.90
Инжир
1.10
Финики
1.10
Чернослив
1.40
45.50
Кофе растворимый
0.20
Чай обычный и ароматизированый, каркадэ
2.25
Сухой кисель
1.20
Какао
0.40
Яблоки и груши сушеные
1.80
Напиток растворимый
2.0 (8*0.25)
5.85
Сухари
15.00
Сушки
2.80
Печенье
4.30
22.10
Итого вес, кг
149.15
В день, кг/чел
0.666
Бензин, л
45.00
Вес с бензином и тарой, кг
195.60
Вес на человека, кг
24.70

Аптечка

Аптечка весила около 3 кг. Витамины, лейкопластырь и лекарства от индивидуальных хронических болезней участники в потребном количестве брали самостоятельно. На практике эпизодически использовались лишь аспирин, а также различные препараты для лечения желудочных расстройств. Какие-либо специальные фармпрограммы для облегчения акклиматизации не применялись. Соответствующий раздел ниже включен для демонстрации того, что в свое время (2006 г.) мы эти штуки пробовали, но особого эффекта не заметили. Хуже от этих лекарств, скорее всего, не будет. Не исключено, что при необходимости пройти через более жесткий график акклиматизации, чем в этом году, такие таблетки снова пойдут в ход. Мне кажется, что отсутствие нежелательных побочных эффектов у подобных препаратов следует проверять еще на равнине, например в период общефизических тренировок.

В нынешнем походе некоторые участники более-менее регулярно принимали витамины, рибоксин, аспаркам, аскорбиновую кислоту. Некоторые ничего не принимали. На высотных ночевках большинство группы употребляло вечером после ужина по 0.5 таблетки аспирина UPSA. Некоторые участники за неделю до похода и неделю в течение похода принимали препарат железа «фенюльс». Каких-либо серьезных проблем со здоровьем во время акклиматизации и в походе не было ни у кого.

Состав аптечки TO DO: collapsible!

Ампульные препараты
Баралгин 5*2 мл Обезболивающее
Кофеин 10*1 мл Стимулятор, при пониженном давлении
Адреналин 5*1 мл Стимулятор сердца, при реанимации колоть под корень языка
Тавегил 5*1 мл Антигистаминный препарат
Дексаметазон 10*1 мл Высотная болезнь в тяжелой форме, вообще не бояться колоть при отсутствии высокой температуры
Ксантинол 10*2 мл Сосудорасширяющее по периферии
Фуросемид 10*2 мл Мочегонное
Новокаин 5% 1 ст Обезболивающее
Таблетки
Нитроглицерин 1 ст Сердечное
Валерианка 1ст Сердечное, успокоительное
Ципрофлоксацин 2 ст Антибиотик
Бисептол 2 ст Инфекции дыхательных путей и желудка
Левомицетин 2 ст Антибиотик, желудочные инфекции, флюс
Амоксициллин 2 ст Антибиотик 500 мг * 3 дня
Фестал 4 ст Фермент, стимулятор пищеварения
Мезим форте 2 ст Ферменты поджелудочной железы, при расстройствах желудка
Смекта 10 При несварении (тухлая отрыжка)
Лоперамид 2 ст Расстройства стула, «высотный» понос
СУМС флакон Активированный уголь, при отравлениях по десертной ложке. Запора быть не должно!
Трентал 1 ст Сосудорасширяющее, профилактика обморожений
Кетанов 1 ст Сильное обезболивающее
Парацетамол 1 ст Жаропонижающее
UPSA 4 ст Аспирин, жаропонижающее, после еды
Цитрамон 2 ст Головная боль
Таблетки от кашля 3 ст «Мокрый» кашель
Коделак 2 ст «Сухой» кашель
Фарингосепт 2 ст Боль в горле
Имудон 4 ст Боль в горле
Фурацилин 1 ст Полоскать при боли в горле
Ибупрофен 1 ст Обезболивающее, нельзя применять при язвенной болезни желудка
Дицител 1 ст Вместо но-шпа при желудочной боли
Телфаст 2 ст Антигистаминный
Церукал 1 ст Вместо мотилиума, снимает тошноту и рвоту
Метоклопрамид 1 ст Противорвотное
Бисакодил 1 ст Слабительное
Гастал 1 ст Боли в желудке, сосать
Панангин (аспаркам) 8 ст Электролит, солевой баланс
Монурал 1 ст От цистита
Диакарб 1 ст «Мягкое» мочегонное
Капотен 1 ст От давления
Мази
Финалгон 1 Согревающее
Актовегин 2 Ранозаживляющее
Долбене гель 1 Суставные боли, травмы
Инфагель 2 Герпес
Ацикловир 2 Герпес
Индометациновая мазь 1 Нестероидная противовоспалительная
Спасатель 1 Обморожения, ожоги
Тетрациклиновая глазная мазь 1 Болезни глаз
Софрадекс 2 Капли глазные и ушные
Спреи
Биопарокс 1 Бронхит
Санорин 1 Насморк
Ингалипт 2 Боль в горле
Пропосол 2 Боль в горле
Акклиматизация
Милдронат 1 к 3-4 р/день Стимулятор мозговой и сердечной деятельности
Эргопан 1 капсулу утром БАД, пантогематоген. 1 капсулу утром во время еды
Гипоксен 1-2 капс/день Антиоксидант, восстанавливает после нагрузки
Аскорутин 3 табл/день
Поливитамины
Инструментарий
Шприцы 5 мл 4
Шприцы 2мл 6
Ножницы 1
Градусник 1
Бинт эластичный 1
Наколенник 1
Бинты стерильные 5
Вата 1
Лейкопластырь 2
Лейкопластырь бактерицидный 10
Салфетки марлевые 3

Денежные расходы

Поход обошёлся примерно в 35 000 рублей на каждого новосибирского участника (1$ = 28 рублей, 1 сомони = 6 рублей). Бóльшая часть денег была израсходована на оплату транспортных услуг.

Статьи расходов, среднее:

  • Авиа 37% (без Альфреда);
  • Авто 23%;
  • Бумаги 11% (страховка, регистрация, пропуска);
  • Общественное снаряжение 8%;
  • Еда из дома 12%;
  • Расходы в Таджикистане 9% (кроме авто).

График движения и техническое описание маршрута

Мы использовали новосибирское время, которое отличается от местного на +2 часа. Это было сделано для того, чтобы дежурным не приходилось вставать в 3 часа ночи. Памирское время отличается от душанбинского на -1 час.

Если не оговорено особо, то «левый» и «правый» означает «орографически левый» и «орографически правый». Длина веревки – 50 м.

Заезд и занос забросок

18.07. Прилетели в Душанбе около 13-30 по новосибирскому времени. Время в Душанбе (-2) часа от новосибирского. Нас встретила в аэропорту «Газель» и отвезла на турбазу возле Зеленого базара (рис. 4.1). Проживание стоит здесь 20 сомони с человека в день. Если просят больше, чем сказал туроператор – звоните ему. Регистрации и пропуска были готовы к 20-00. Местные SIM-карты можно купить только после получения регистрации, новосибирские мобильники (МТС) работали не то чтобы плохо, но странно: некоторые номера отвечали, некоторые нет. Выехали из Душанбе на «Уазике» и «Тойоте».


Рис. 4.1.

19.07 – 20.07. Путешествие до Хорога и далее до Рошткаллы заняло несколько больше времени, чем мы рассчитывали из-за постоянных поломок «Уазика». Нам нужно было разложить вдоль маршрута три заброски, что заодно позволяло и переночевать на высоте около 4200 м. Пять человек в 13-00 20 июля отправились вверх по р. Баджомдара из кишлака Синдев относить заброски на р. Остона и под перевал Узбекских туристов (рис. 4.2.). Три человека в 16-15 пошли вверх по р. Юбен относить заброску под пер. Светлый.


Рис. 4.2.

Чтобы попасть в кишлак Синдев нужно переехать по мосту на левый берег Шахдары. Дальше дорога забирает вверх по склону и по течению на протяжении 3-4 километров и заканчивается вблизи нескольких домиков на краю поля. В одном из этих домиков, договорившись с хозяевами, мы оставили вещи, ненужные на забросках. В том числе и палатки – облака на небе отсутствовали. Характерно, что сын хозяев, старшеклассник, вполне прилично говорил на английском. К счастью, русский понимал тоже. Он успел несколько раз сообщить нам, что по окончании школы хочет продолжить учебу в Оксфорде или Кембридже. Тропа вверх по Баджомдаре начинается сразу возле домиков

Группа «Юбен» в первый день отошла от Шахдары на полторы ходки и остановилась на ночевку в месте слияния рек Юбен и Джентива/Джелонде на высоте 2850 м. (рис. 4.3) Для этого понадобилось немного, на 15 мин. хода, спуститься с тропы. Мост, по которому пересекается Шахдара для того, чтобы попасть в ущелье Юбена на правый берег, хорошо виден в Google Earth (рис. 4.4). Джентив – название реки на «ляпинке», Джелонде – на топографической карте.


Рис 4.3.


Рис. 4.4.

Группа «Синдев» в этот же день прошла перевал Ангандаг (н/к; 3227) (рис. 4.4а), все время по тропе или дороге, спустилась к Баджомдаре и заночевала у заброшенного коша. Некоторая переработка в первый день объясняется отсутствием источников воды после перевала.


Рис 4.4а.

21.07 (2-й день). Группа «Юбен» по отличной тропе сперва по правому берегу р. Юбен (рис. 4.5), потом по левому берегу р. Ходаш поднялась до высоты 3700 м и остановилась на ночевку на пастбище (рис. 4.6) напротив захода на пер. Светлый. Это третий правый приток Ходаша на «ляпинке».

Будем называть Ходашем реку, сливающуюся с Ростоу возле Диора, и считать, что далее течет Юбен. На «ляпинке» и топографической карете названия «Ходаш» нет. Река, впадающая в Шахдару, на обеих картах называется Юбен, и это совпадает с местным названием. От какого слияния местные жители называют Ходаш Ходашем – неясно.

Вышли с ночевки в 8-00, финишировали около 17-00 на высоте 3726 (GPS). Темп определялся тяжелыми рюкзаками и влиянием акклиматизации.


Рис. 4.5.

На лугу пасутся ко..., то есть бычки. Вечером в гости заглянули местные жители и угостили «памирским хлебом» - лепешками. Эх, где же они были три недели спустя! На второй день акклиматизации лепешки в рот не лезут, оставили птичкам.


Рис. 4.6.

Все обозначения на «ляпинке» соответствуют действительности. Есть и летовка (заброшенная) и нежилой Диор, но с полями-огородами. Тропа все время идет выше реки (сразу после слияния с Джелонде – гораздо выше), случаются безводные участки протяженностью до часа. Первое пристойное место для ночевки после слияния – та самая заброшенная летовка (есть площадки и ручей).

Возле Диора мы остановились на обед. Тропа в верховья Ходаша начинается на левом берегу, на который можно попасть по мосту, спрятанному в кустах вверх по течению. Перейдя мост, нужно на пару сотен метров вернуться вниз по течению реки и начать карабкаться по по-прежнему хорошо набитой тропе серпантину вверх по склону. После высшей точки подъема, отмеченной мощным туром, дальнейший путь проходит практически без набора высоты.

Группа «Синдев» в этот день прошла по тропе вверх по реке (все время по правому берегу). Тропа иногда становилась слабо выраженной. После прохождения слияния нескольких притоков, образующих Баджомдару, двинулись вверх по р. Остана, тоже по правому берегу. Пройдя летовку, перешли на левый берег. Брод прост. Спрятав заброску в камнях на левом берегу, поднялись до 4100 м по притоку, стекающему с ледника Чахлозар, где и заночевали.

22.07 (3-й день). Группа «Юбен», выйдя в 8-15, за 4 часа поднялась по ущелью, отмеченному на рисунке 4.6., до высоты около 4170 (GPS), где на левом борту нашлись площадки под палатки и укромное место, чтобы спрятать заброску (рис. 4.7). Кроме того, лишь здесь в русле стекающего от перевала ручья, по которому удобно идти, появилась вода. В начале подъема от пастбищ намеков на то, что вода где-то близко было много, а знаков еще больше: зеленые кусты и трава, изобилие золотого корня. Однако же ручей весьма чахл, хоть и чист. Судя по всему, так было всегда, поскольку заброску мы прятали в камнях разрушенной ограды. Выше этого места ручей то прячется под морену, то появляется опять. Остаток дня был посвящен прогулкам по окрестностям с целью активной акклиматизации. Погода отличная.


Рис. 4.7.

Группа «Синдев» поднялась до поляны на высоте 4200 м, где спрятала заброску. В течение дня ребята спустились по Остане и Баджомдаре до заброшенного кишлака Баджом.

23.07 (4-й день). Группа «Юбен» вышла с ночевки в 6-50, потому что из-за легкой «горняжки» все равно спалось плохо, да и к Шахдаре хотелось спуститься пораньше. Набранную накануне высоту сбросили за полчаса и позавтракали уже на месте предыдущей ночевки, на пастбище. В 8-30 пошли дальше. Около 12-30 спустились в Юбен, где нас ждал «Уазик» - Хоким сказал, что пару дней с удовольствием отдохнет у своего родственника. Сели в машину и отправились в Синдев. Здесь нас за чаем уже ждала пятерка, благополучно вернувшаяся из своего «забросочного» выхода. Все вместе переехали в кишлак Вяздара и пристроились на ночлег в доме знакомых Хокима (рис. 4.8). Расставание с водителем было несколько омрачено просьбой оплатить два дня ожидания нас в Юбене. Пришлось отдать сотню сомони, правда Хоким согласился передать живущему в Хороге Лоику кое-какие вещи, полезные на забросках, но ненужные на основном маршруте. Мы забрали их на обратном пути.


Рис. 4.7а.

Хозяин дома в Вяздаре пришел вечером поболтать за рюмкой чая и пожаловался, что работу в ближайших окрестностях найти практически невозможно, жизнь все время дорожает, а зимы бывают такие холодные, что волки ночами приходят в кишлак погреться на крышах домов и режут собак.

Район пика Маяковского и перевал Заманчивый

24.07 (5-й день). Вышли затемно, в 6-45. Вверх по Вяздаре идет отличная тропа, по которой можно попасть на нарзанные источники. Однако вначале требуется обойти мощный завал (рис. 4.7), и это лучше сделать по тропе, идущей возле реки, а не по той, что уводит на склон.


Рис. 4.7б.

На Вяздаре растет очень красивый лес. Если почему-то не хочется ночевать в кишлаке, то за полторы ходки можно подняться сюда (рис. 4.8).


Рис. 4.8.

Отмеченные на карте нарзанные источники – это местная достопримечательность. Полечиться на них приезжают даже из Душанбе. Тропа в верховья Вяздары идет по левому берегу. Если прейти на правый берег по первому мосту, попадающемуся по пути, то можно побывать у источника, «полезного для кожи», как объяснили нам три встретившиеся душанбинки, приехавшие в Вяздару пить нарзан. Если с кожей все в порядке, то можно все время идти по левому берегу, т.к. следующий мостик довольно хлипок (рис. 4.9), в случае его отсутствия реку придется бродить (к счастью, это несложно). Источники на левом берегу полезны для желудка, а один из них даже снабжен ванной (рис. 4.10).


Рис. 4.9.


Рис. 4.10.

Тропа по Вяздаре продолжается примерно до высоты 3500 м. На слиянии с левым притоком мы встали на обед (с 12 до 14 часов). После обеда, пройдя еще 2.5 часа, остановились на ночевку на красивой лужайке (рис. 4.11) на высоте 3920 м GPS. Выше идти нет смысла – для начальной стадии акклиматизации день и так получился напряженным.


Рис. 4.11.

25.07 (6-й день). Вышли с рассветом, около 7-00. От ночевки еще непродолжительное время шли по тропе, дальше началась морена. Путь по ней выбирается из общих соображений, рекомендуем оставлять справа по ходу характерную рыжую осыпь. К 11-30 подошли под взлет перевала Светлана (1Б*, 4842 м GPS), рис. 4.12. Высота около 4500 м, обулись в кошки.


Рис. 4.12.

Склон не крут (рис. 4.13, 4.13а), но идем в связках, т.к. видны мелкие трещины, проступающие сквозь тонкий слой снега. Кошки держат хорошо.


Рис. 4.13.


Рис. 4.13а.

За два часа поднимаемся на седловину Светланы и останавливаемся на обед: и время пришло, и для акклиматизации полезно. На седловине нашелся тур, к сожалению банка внутри него была пуста. Погода отличная, любуемся видами пика Маяковского (рис. 4.14).


Рис. 4.14.

Спуск начали около 15-00. Он не сложен: вначале «сыпуха», потом скальная стеночка высотой около 3м и снова «сыпуха». Все в точности совпадает с описание из отчета П. Рыкалова. Проходим стенку свободным лазанием, предавая рюкзаки (рис. 4.15).


Рис. 4.15.

На ночевку останавливаемся около 17-00 на берегу красивого озерца, обозначенного на карте и хорошо видимого с седловины перевала (рис. 4.16). Высота 4631 м GPS.


Рис. 4.16.

26.07 (7-й день). Вышли с рассветом, около 7-00. Вначале двигались по левому берегу ручья: простой спуск по морене и травяным склонам. После второго выполаживания ущелья перешли на его правый борт и начали спуск к р. Биджуардара, траверсируя по ходу вправо травяной склон. Возле реки были в 8-40, прошли одну ходку и встали на длинный обед, т.к. высота уже здесь была 3940 м, и набирать, по плану, требовалось еще лишь метров 400. На противоположном берегу спасается в кустах от жары стадо бычков (рис. 4.17). Участники без опыта «шестерки» радостно вспоминали слова трехкратного чемпиона России Жоры Сальникова о том, что в «шестерки» ходят отдыхать, а пахать нужно в «четверках» и «пятерках».


Рис. 4.17.

Выйдя с обеда в 13-30, к 16-30 встали на ночевку на морене в виду Лазуритового, который смотрится заметно обтаявшим по сравнению со своими фотографиями 80-х годов прошлого века (рис. 4.18а, б). Высота 4400 м. В поисках площадки под палатки пришлось отойти на заметное расстояние от перевала, за моренный вал, еще и потому, что под склонами заметны остатки камнепадов. Впрочем, на ледовом склоне, ведущем к седловине, следы камней не видны и при подъеме на перевал уворачиваться от них не пришлось.


Рис. 4.18а.


Рис. 4.18б.

27.07 (8-й день). Вышли около 7-00 и вначале по морене, потом по фирно-ледовому склону поднялись к «носику» характерного скального выхода (рис. 4.18б). Кальгаспорная структура склона долгое время позволяла обходиться без перил, однако по мере подъема кальгаспоры становились все меньше, фирн под ногами – все жестче, так что пришлось остановиться и начать вешать веревки. То, что этим придется заниматься, было понятно еще вчера, поэтому утром завхоз раздал карманное питание. В итоге до седловины, на которую выбрались к 16-00, понадобилось 8 веревок. Крутизна склона около 50 градусов (рис. 4.19). Признаться, настрой был на совсем другой уровень сложности. По рассказам друзей получалось, что перевал почти «пешеходный».

За месяц до похода на www.mountain.ru мелькнула заметка о сложной ледовой обстановке в Гималаях, вызванной жарой. Похоже, что и на Юго-Западном Памире лето было жарким, а зима - малоснежной. Все перевалы, памятные мне по походам 1987 и 2009 гг., выглядели непривычно: обнажились скалы, появились новые бергшрунды.


Рис. 4.19.

Тура на седловине Лазуритового обнаружить не удалось, складываем свой. Начало спуска на юг по пологому леднику немного усложняется подтаявшими кальгаспорами (рис. 4.20). Правда, друзья-туристы, увидев походные фото, в один голос заявили: «Ну, разве это кальгаспоры!».


Рис. 4.20.

Ледник закрытый, есть мелкие трещины, идем в связках. Спустя непродолжительное время ледник переходит в мягкий конгломератный склон, по которому вдоль ручья к 18-00 спускаемся на место ночевки в симпатичный моренный карман на высоте 4700 м GPS (рис. 4.21). Можно идти вниз и по моренному гребешку справа по ходу. К сожалению, не удается попасть на заметное сверху симпатичное озерцо: для этого нужно пересечь моренный вал, а тратить силы на это уже не хочется. Шутки про отдых в «шестерках» до конца похода больше не звучали.


Рис. 4.21.

Я рассчитывал, что мы успеем спуститься с Лазуритового как минимум до реки Ладжуардара, завернув попутно на знаменитый, ныне заброшенный рудник, где добывался минерал, давший имя перевалу. Увы, вместо этого получилось, что к запланированным восьми дням второй части маршрута прибавился один лишний…

28.07 (9-й день). Вышли в 7-30. Вблизи рудника оказались в 8-15! (рис. 4.22, 4.23) Знать бы это вчера – наверняка доползли бы. Теперь же приходится проходить мимо, т.к. нас ждет переправа, и река сверху смотрится довольно солидно.


Рис. 4.22.


Рис. 4.23.

Впрочем, кусочки лазурита можно подобрать даже на дороге, ведущей от рудника в кишлак по левому борту ущелья, высоко над рекой. На дороге видны свежие отпечатки шин. По-видимому, нерегулярная добыча лазурита продолжает вестись кустарным образом. Пройдя по дороге около километра, начинаем спуск к реке.


Рис. 4.24.

Переправа через Ладжуардару, вопреки ожиданиям, оказалась незапоминающейся. Кажется, все-таки пришлось разуться. С высоты 4040 м GPS, по травяному склону начинаем подъем к ледопаду перевала Маяковского (рис. 4.24).

Достигнув 4500 м к 11-30, останавливаемся на обед на симпатичной полянке (рис. 4.25). Чистая вода нашлась в небольшой лужице под камнем, ручеек очень слаб. Ледник течет рядом, его видно через моренный вал. На поляне сложена кухня, мы здесь явно не первые. На противоположном борту ущелья хорошо видна дорога, уходящая вниз, к Шахдаре. Вспоминаю, как мы сидели на этом же склоне в 1987 г. и смотрели на грузовик, поднимавшийся вверх, к тогда еще действовавшему руднику. Отвалы пустой породы возле рудника имели отчетливый фиолетовый оттенок. Предложение сбегать на ту сторону «за камушками» было решительно отвергнуто руководителем…


Рис. 4.25.

После обеда перелезаем через моренный вал и выходим на открытый ледник. Пройдя пару ходок, выбираем место для ночевки вблизи ледопада. Ровные площадки под палатки нашлись на разных берегах ручья (рис. 4.26).


Рис. 4.26.

Ледопад, хоть и подтаял по сравнению с 1987 г, но смотрится все еще весьма внушительно (рис. 4.27). Снизу кажется очевидным, что по центру его пройти невозможно, остается проверить левый и правый ранклюфты. Тройка разведчиков отправляется наверх, решив попробовать пробраться в верхнюю часть правого ранклюфта.


Рис. 4.27.

Увы и ах, последнее препятствие перед выходом на ровный ледник – пятнадцатиметровая ледовая стенка – оказывается непреодолимым. К счастью, удалось просмотреть верхний кусок левого ранклюфта, с которым теперь связаны все надежды на завтра. Вроде бы, ходится.

29.07 (10-й день). Вышли в 7-30, вначале двигались по очевидно ровной центральной части ледопада. Первая попытка спуска в левый ранклюфт не получилась, но к 11-00 вылезти туда все же удалось, повесив 2 веревки горизонтальных перил. Ледопад красив! (рис. 4.28).


Рис. 4.28.

Движение вверх по ранклюфту некоторое время было сравнительно безпроблемным (рис. 4.29), пока мы не уткнулись в сужение, для обхода которого пришлось выйти на скалы и повесить веревку перил (рис. 4.30).


Рис. 4.29.


Рис. 4.30.

Вскоре утыкаемся в еще одно препятствие – огромный валун, перегородивший ранклюфт. Для его обхода слева нужно принять холодный душ, льющийся с ледника, а облаз справа крайне неудобен, т.к. ногами упереться не во что – нависание (рис. 4.31). Первый уходит без рюкзака и крепит перильную веревку на ледобуре.


Рис. 4.31.

Дальнейший путь по ранклюфту прост (рис. 4.32а, б), но весьма камнеопасен! Камни размером сантиметров 30 сыплются со скал справа по ходу каждые 2-3 минуты. Единственное слабое утешение – разгоняются они по песчаному правому борту рандклюфта до скорости, позволяющей увертываться. Тем не менее, одному участнику такой камушек прилетел точно по темечку. Мы замерли в ужасе, но, к великому облегчению, никаких последствий с виду страшный удар не имел – пришелся вскользь, даже на каске следов не оставил. Со всей возможной скоростью уносим ноги на безопасный, левый по ходу склон. К 14-00 выбираемся на теплые скалы и обедаем с видом на ледопад, обсуждая варианты дальнейшего прохождения перевала (рис. 4.33).


Рис. 4.32а.


Рис. 4.32б.


Рис. 4.33.

Накануне днем мы наблюдали круги вокруг солнца (рис. 4.34) и гадали, предвестником каких перемен погоды они являются? Интуиция подсказывала, что лучше, чем есть погода явно не станет. Так оно и вышло, со стороны Гиндукуша потянулись облака.


Рис. 4.34.

Спасибо природе, солнышко окончательно спряталось в тучи, и снег посыпал уже после того, как мы вышли с обеда к намеченному месту стоянки под взлетом перевала Маяковского. Возможностей подъема на взлет было две: в лоб (рис. 4.35) и в обход (рис. 4.36).


Рис. 4.35.


Рис. 4.36.

Вспомнив слова песни из фильма «Айболит-66» мы отправились в обход. Альфред, который этот фильм точно не смотрел, горячо поддержал наше решение.

Для того чтобы пройти полторы ходки по леднику понадобилось связаться и немного поманеврировать между трещин (рис. 4.37).


Рис. 4.37.

Первоначальный план пришлось скорректировать, стоило нам только подняться на первый увал на леднике. То, что издали казалось плато, в действительности являлось глубоким провалом с дном, изрезанным трещинами. Влево по ходу провал обрывался красивым ледопадом, еще помощнее пройденного. Мы видели его с места обеда двумя днями раньше (рис. 4.25). План «Б», разработанный тут же, состоял в косом траверсе перевального взлета на запад, под ближайший верхний бергшрунд (рис. 4.38), ниже которого просматривалась полочка, выводящая на седловину. Отойдя на безопасное расстояние от лавинных конусов, мы поставили палатки, а двойка добровольцев отравилась провешивать перила. Здесь очень пригодились рации, позволявшие снизу корректировать их маршрут. К счастью, наладилась погода, выглянуло солнышко. Ребята повесили три веревки, выйдя к началу полки под верхним бергшрундом. В нижнем бергшрунде отыскалась прочная пробка. Провеска перил заняла около двух часов. Погода к вечеру снова наладилась.


Рис. 4.38.

30.07 (11-й день). Вышли в 7-15. Вдоль полки, до седловины, понадобилось провесить еще 4 веревки (рис. 4.39).


Рис. 4.39.

На седловине группа собралась в 10-20. Тур не нашли, сложили свой. Спуск на юг просматривается практически до полого ледника. Короткий фирновый склон выводит на довольно крутую осыпь, с которой попадаешь на ледник.


Рис. 4.40.


Рис. 4.41.

Последующий спуск к реке Дараидаршай достаточно прост, но длинен. Закрытый ледник сменяется мореной (рис. 4.42), потом начинаются альпийские луга, причем тропа просматривается практически сразу после спуска на первую поляну на левом берегу реки. По пути к летовке Будум следует все время держаться левого берега реки, вытекающей из ледника Маяковского.


Рис. 4.42.

Я совершил ошибку, заставив группу перейти на правый берег, не доходя до первого левого притока, который обозначен на топографической карте как Дараидарша и нарисован как гораздо более мощная река, чем та, вдоль которой мы шли. На самом деле это небольшой прозрачный ручей, перескочить через который не составляет труда. К сожалению, разглядели мы это, прыгая по камням морены, в которую уткнулась и пропала правобережная тропа. Тропа же по левому берегу выводит прямо на летовку, куда мы все равно пришли на следующее утро по пути к перевалу Даршай и где встретили семью пастухов. Жаль, но от приглашения на чай пришлось отказаться - некогда. Не так бы было накануне вечером…

В 19-15 мы выбрались, наконец, на место ночевки. Красиво, довольно ветрено (рис. 4.43), но как же приятно поваляться на травке!


Рис. 4.43.

31.07 (12-й день). Вышли в 7-15, перепрыгнули реку на разливах. Подошли к летовке – в ней живут женщины и старик, говоривший по русски. Вежливо отклонив приглашение на чай, с огорчением узнаем, что обозначенной на «ляпинке» тропы на перевал Даршай нет. Решаем, тем не менее, траверсировать склон, как намечали вчера вечером и в результате долгого подъема вываливаемся в ущелье, выводящее на перевал, заметно выше начала перевального взлета (рис. 4.44). Путь подъема несложен и позволяет полюбоваться окружающими видами. На правом берегу Дараидаршай видна мощная тропа. Есть тропа и на левом берегу, но она хорошо набита лишь вблизи летовки, а затем быстро теряется, хотя и ведет некоторое время вверх по склону в направлении перевала. По словам старика, поворот на перевал обозначен туром, но обнаружить его мы не сумели и выдерживали направление, ориентируясь на показания GPS и карту.


Рис. 4.44.

Заключительная часть подъема к седловине Даршая – мерзкая сыпуха, ползущая под ногами. Альфред охарактеризовал Даршай как shitpass, но на немецком. На седловину вылезли в 13-30. Здесь можно ночевать: есть площадки и снежник с ручейком (рис. 4.45). Сняли прошлогоднюю записку группы киевлян.


Рис. 4.44а.

Спуск с перевала проходит сперва по снежнику (рис. 4.45), потом по крупной морене (рис. 4.46). Мы все время траверсировали склон вправо по ходу, вверх по реке, в том направлении, куда нам нужно было идти на следующий день. Трудно сказать, была ли эта тактика оптимальной. Наверное, можно было действовать и по-другому: быстро сбросить высоту, а затем подняться вверх по ущелью вдоль левого берега реки.


Рис. 4.45.


Рис. 4.46.

К реке мы спустились к 17-00, заночевав на высоте 4200 м (рис. 4.47). Нам нужно на правый берег, но переправу отложили на утро.


Рис. 4.47.

1.08 (13-й день). Вышли в 7-00, перебродили, разувшись, реку и пошли правым берегом, постепенно набирая высоту. Заход в ущелье без неожиданностей (рис. 4.48). Перевал, который мы решили пройти, на «ляпинке» обозначен кружком с высотой 5088 м. – это низшая точка цирка. Поскольку это место близко к седловине, помеченной номером 47, то в маршрутной книжке мы записали условное обозначение «Ляпин-47». В действительности же, седловина «Ляпина-47» находится севернее (см. Приложение 1). Несколько групп в разные годы безуспешно пытались пересечь здесь хребет, подходя к «Ляпин-47» и с востока, и с запада. Забегая вперед, сразу скажу, что наша попытка удалась, а перевал мы решили назвать «Заманчивый». Неудачи наших предшественников объясняются тем, что они натыкались на Заманчивый в поисках перевала Днепропетровских туристов, 2А, 5320 м. Это был наш запасной вариант.

Сразу после поворота в ущелье Заманчивого есть небольшое выполаживание, где можно ночевать. От реки до него около двух ходок.


Рис. 4.48.

Подъем на седловину Заманчивого очень прост (рис. 4.49). Мы вышли на нее около 12-00, заглянули вниз, на восток и призадумались…Крутые сбросы и разрушенные скалы выглядели серьезно.


Рис. 4.49.

Разведка подходящего места для спуска продолжалась до 16-00. В поисках надежного варианта был пройден гребень до самой южной выраженной седловины, пришлось даже приспуститься на восточную сторону перевала примерно на 50 м. Всерьез обсуждался отказ от спуска и уход на запасной перевал. Однако в итоге подходящий маршрут все-таки нашелся. Наверное, не последнюю роль сыграло то обстоятельство, что использование резервного варианта означало удлинение пути на 2 дня, а продукты были уже на исходе. Начало спуска находится на гребне, метрах в шестистах южнее перевальной седловины, мы отметили его большим туром. Подробно маршрут описан в Приложении 2. Было повешено 6 веревок, вся группа спустилась на ровный ледник к 21-00, в сумерках (рис. 4.50). Планировали же успеть спуститься к заброске.


Рис. 4.50.

2.08 (14-й день). Вышли в 9-30, вначале двигались левым бортом ущелья, потом пошли вдоль левого берега р. Баджомдара и перед первым притоком перешли на правый берег (рис. 4.51). Тропа появляется практически на первой поляне. Пересечение притоков проблемы не составляет. Место заброски было отмечено в GPS, поэтому мы всегда знали, сколько еще нужно пройти. И как же медленно сокращалось расстояние! Вместо 8 дней по плану у нас на этом отрезке маршрута получилось десять, поэтому легкое чувство голода давало о себе знать.


Рис. 4.51.

У первой заброски, спрятанной в камнях левого берега р. Остана, на высоте около 3700м., мы оказались в 14-00. Выйдя с долгого обеда в 17-30, набрали еще 300 м. и на зеленой лужайке расположились на заслуженную дневку (рис. 4.52).

Рис. 4.52.

Район пика Джарх

3.08 (15-й день). Дневка. Плов, омлет, оладушки. Отнесли часть вещей во вторую заброску, находящуюся неподалеку, на высоте 4200 м в ущелье р. Баджандара. К ней мы должны спуститься через 5 дней. При приготовлении оладий оказалось, что в первую заброску забыли положить соду. Ее удалось заменить половиной таблетки аспирина UPSA – оладьи поднялись превосходно.

4.08 (16-й день). Отправляемся вверх по ущелью р. Остана, к нашему следующему заявленному первопроходу – перевалу Сарышитхарв (Ляпин-3). Его западную седловину я видел в 2009 г., с перевала Остана. Подъем на нее очевиден и прост. Восточный склон перевала существенно круче, как по данным Google Earth, так и по фотографиям, которые удалось найти.

После вчерашних кулинарных излишеств позавтракали манной кашей. Видимо, она так хорошо легла на оладушки с пловом, что на запланированную на день высоту 5050 м мы вышли к обеду. Путь по восточному рукаву ледника, стекающего с перевала Остана, оказался заметно проще, чем по западному. Это единодушное мнение трех человек, прошедших западный рукав в 2009 г. Тогда, при спуске с перевала Остана на север, Альфред провалился в трещину в ледопаде. На восточном рукаве ледопад не столь крут и изорван, а после него начинается сравнительно ровный открытый ледник (рис. 4.53).


Рис. 4.53.

По плану, мы должны здесь ночевать. Вместо этого, радуясь возможности отыграть один потерянный день, продолжаем путь. Подробное описание прохождения перевала Сарышитхарв вынесено в Приложение 2. К 17-00 поднимаемся на 6560 м (GPS), на седловину. Природа позаботилась о нас – о таких площадках можно только мечтать (рис. 4.54)! Солнце долго освещает перевал, и сидеть на теплых камушках очень приятно. Складываем тур, в записке предлагаем присвоить перевалу имя Сарышитхарв, т.к. он выводит на этот ледник.


Рис. 4.54.

Просматриваем путь спуска – он виден почти до пологой части ледника. Следов, оставленных падающими камнями, на склоне незаметно, однако все равно планируем на завтра ранний выход.

5.08 (17-й день). Вышли в 7-05, в сумерках. Пробили небольшой карниз и провесили 10 веревок по ледовому кулуару (рис. 4.55). Первый участник организовывал станции на ледобурах, подошедший третьим делал абалаковские проушины для сбрасывания веревки. Для продергивания репшнура сквозь проушину использовался экстрактор. Петли были заготовлены заранее. По нашему мнению, применение проушин в среднем повышает скорость спуска большой группы и увеличивает надежность.


Рис. 4.54а.

После 10 часов по кулуару начали эпизодически пролетать мелкие камни, один из участников получил легкий ушиб ноги. На ровный ледник, на высоту около 5200 м., мы спустились к 11-30. После обеда, в 14-00, продолжили движение под пик Джарх. Слева по ходу остается перевал Узбекских туристов. Он неузнаваем – водопады и сбросы. Ледник заметно просел. Кулуары, позволяющие выйти на гребень, в котором находится перевал, кажутся достаточно крутыми. Если в них лед, то на подъем с той стороны, которую мы считали не определяющей, придется изрядно повесить… Ночевать на седловине Узбекских туристов что-то не хочется, это означает вернуться к ситуации +2 дня к запланированному. Долго обсуждаем, как жить дальше, и принимаем решение от радиального выхода на Джарх все-таки не отказываться. Останавливаемся на ночевку на высоте примерно 5300 м напротив кулуара, намеченного для завтрашнего подъема на гребень Джарха (рис. 4.55). Проводим небольшую разведку завтрашнего пути подъема.


Рис. 4.55.

6.08 (18-й день). Вышли в 7-30. К 9-00 поднялись на гребень Джарха по кулуару, показанному на рис. 4.56, повесив одну веревку. Идя по гребню, повесили еще 6 веревок и около 13-00 уперлись в жандарм, который слишком трудно было обойти. Сам жандарм, высотой около 10 м, довольно крут и состоит из рассыпающихся блоков: тяжело организовать страховку, некуда бить крючья. Стало ясно, что за один день на вершину сходить не удастся. С высоты около 5950 м мы повернули назад и к 16-00 вернулись в лагерь. Подробности восхождения приведены в Приложении 2.

С гребня Джарха можно было наблюдать наступление грозового фронта на Гиндукуш с юга. Сценарий был классическим: сначала по небу протащило мощные цирусы. Потом на горизонте показались круглые пухленькие облачка. Спустя непродолжительное время подоспел мощный облачный фронт, закрывший все горные долины за Пянджем. Из облаков торчали только верхушки пиков высотой шесть – семь тысяч метров. Все это произошло в течение нескольких часов нашей работы на гребне. Можно представить, что творилась в ущельях на том берегу Пянджа, но, как ни странно, через реку непогода не перевалила! Облачность продолжала закрывать ущелья Гиндукуша и на следующий день, а для нас, как и возле пика Маяковского, все закончилось примерно двухчасовым пребыванием в тумане и под снегом после 15 часов.


Рис. 4.56.

Забавно, что в качестве альтернативы восхождения на Джарх нами было заявлено восхождение на пик Пойджелах с седловины перевала Узбекских туристов. Столь легкомысленный выбор был сделан на основании фотографий, имевшихся в моем распоряжении. Рассмотрев гребень « в живую» мы убедились, что и на этот шеститысячник большой группе сходит за один день нереально. Возможно, самый простой путь подъема на Пойджелах начинается с перевала Сарышитхарв, но и на том гребне тоже есть жандармы. К сожалению, детальных фото этого маршрута сделано не было.

7.08 (19-й день). Вышли с ночевки в 7-30. Из имевшегося у меня описания были не вполне ясны детали подъема на седловину перевала со стороны ледника Сарышитхарв, а воспоминания 1987 г. несколько потускнели. Тогда мы поднялись на перевал с севера, и мне почему-то казалось, что спуск на Сарышитхарв начинался прямо с седловины. Я хорошо помнил, что группа быстро, без веревок, оказалась на леднике, поэтому водопады на месте ожидавшегося пешеходного маршрута (рис. 4.57) вызвали накануне у меня в душе легкую панику. Было очевидно, что «в лоб» на седловину пути нет. С места ночевки мы просмотрели возможные пути подъема на гребень, соединяющий перевал Узбекских туристов и пик Джарх, и наметили наиболее простые из них. Кулуар, по которому решено было идти на перевал, находился немного западнее того, по которому мы поднимались на гребень Джарха и выглядел лишь незначительно круче.


Рис. 4.57.

Можно было надеяться, что техническая сложность подъема одинакова для обоих кулуаров. Так оно и вышло (рис. 4.58). Более того, даже в верхней части подъема на гребень не потребовалось вешать веревки. Кулуар достаточно крут (рис. 4.59), однако кальгаспорная структура склона и плотный, не слишком жесткий фирн позволили обойтись без провески перил: кошки держали отлично.

Не исключено, что память меня подвела и в 2011 г. мы поднялись тем самым кулуаром, по которому я спускался в 1987 г. Я точно помню, что в 1987 г. мы шли вниз по колено в снегу, а следом за нами в кулуар съехала небольшая лавина. Кальгаспоров не было и в помине.


Рис. 4.58.


Рис. 4.59.

Поднявшись к 9-30 на гребень немного выше седловины, мы сфотографировались (рис. 1.4.10) и начали спуск. Приблизительно треть перевального взлета с северной стороны была пройдена в связках (рис. 4.60). Фотография правильно передает крутизну склона, но следует иметь в виду, что путь вниз имел достаточно замысловатую траекторию. Затем одна короткая веревка была повешена через ледовый сброс. После этого последовал длинный траверс вправо по ходу (в восточном направлении) с потерей высоты. В результате к 12-40 мы выбрались на характерный гребень по центру перевала (рис. 4.61), спуск с которого на запад существенно сложнее, чем на восток. Пообедав до 14-00 на месте чьей-то стоянки, мы повесили две веревки на льду, чтобы выйти на пологую часть ледника. Дальше, вначале по леднику, потом по морене, группа к 15-30 вышла на удобное место ночевки под перевалом Новый Чахлозар. Трещины в нижней пологой части ледника проблемы не представляют. Стоянка весьма комфортна: закрыта от ветра, есть чистый ручей и трава (рис. 4.62).

Осыпи, видимые на гребне справа (рис. 4.61) и кажущиеся обманчиво пологими, в действительности изрезаны крутыми короткими кулуарами и спуститься по ним на ледник не стоит и пытаться. Просматривается простой, без провески, путь спуска по центру перевального цирка, западнее гребня, но в таком случае придется длительное время провести в «зоне поражения» мощного ледового скола.


Рис. 4.60.


Рис. 4.61.


Рис. 4.62.

Четверо добровольцев (почему-то, младшая часть группы ) сходили за заброской. Погода, испортившаяся на пару часов сразу после нашего выхода на морену, наладилась, небо очистилось от облаков. Внимательно просмотрев фотографии Нового Чахлозара, сделанные с гребня Узбекских туристов и сравнив их с натурой, мы определились с завтрашним путем подъема на этот перевал.

08.08. (20-й день). Перевала Новый Чахлозар в классификаторе нет, «ляпинка» указывала его категорию как 1А, но это плохо вязалось с высотой седловины 5100 м. Фотографии фрагментов определяющей стороны перевала у нас были, но составить по ним полное представление о сложности подъема не представлялось возможным. С гребня Узбекских туристов скально-осыпной склон, ведущий к седловине, смотрелся довольно солидно.

Вышли в 9-00. Одев, на всякий случай, обвязки полезли вверх по сыпухе в самый широкий кулуар. Осыпь достаточна крута, но сложена из среднего размера камней и не ползет под ногами. Сворачиваем влево по ходу в «рыжий» или «коричневый» кулуар, по которому попадаем на полку под скалами (рис. 4.63 а, б, в). Оценить камнеопасность пути подъема сложно. Нам повезло – сверху ничего не прилетело. А вот в кулуар по соседству, левее, ухнул сильный камнепад, поднявший много пыли. Накануне мы обсуждали возможность идти именно в том месте… Ситуация наверняка изменится в худшую сторону, если скалы и осыпь будут заснежены.


Рис. 4.63а.


Рис. 4.63б.


Рис. 4.63в.

По этой полке траверсом вправо по ходу попадаем к 11-30 на седловину перевала. Снимаем записку новосибирской группы Ю. Рыгалина от 1992 г., который, в свою очередь, снял записку новосибирской группы П. Шейко от 1989 г.! А я-то искал фотографии перевала в Киеве, у Т. Моянской! К сожалению, гораздо проще написать e-mail в Киев, чем съездить в НГПУ, где хранится архив походов Новосибирского клуба туристов. Это вовсе не упрек Клубу, существующему усилиями энтузиастов, а, скорее, сетование на жизнь. После того, как Клуб вытеснили из удобно расположенного здания в центре Новосибирска, доступ к архиву отчетов стал сильно затруднен. Ну как же еще раз не помянуть добрым словом сайт www.tlib.ru и его создателей! В своей записке полностью соглашаемся с оценкой нашими предшественниками сложности перевала как 1Б*.

Седловина перевала плоска, широка и просторна. Тур сразу бросается в глаза, как единственный выступающий элемент рельефа. С седловины открывается великолепный вид на перевал Узбекских туристов и северный склон пика Джарх. Есть снежник, т.е., при желании можно ночевать.

Спуск с Нового Чахлозара на север происходит вначале по пологому снежнику, затем по моренному карману (рис. 4.64), который выводит на обозначенное на карте симпатичное озерцо (рис. 4.65), место нашего обеда.


Рис. 4.64.


Рис. 4.65.

Практически с нижней оконечности озерца начинается тропа, по которой мы добрались к реке Джарх, перебродили ее, разувшись, и остановились на ночевку в 17-30 на зеленой лужайке под перевалом Зардив Южный. На юге виден красивый пятитысячник, похожий на знаменитый Транго (рис. 4.66). Предвкушаем завтрашние виды с седловины Зардива.

Рис. 4.66.

Переход в район пика Маркса

09.08. (21-й день). Утром стало понятно, что красивых видов не будет. Откуда-то с севера надуло мелкой пыли, из-за которой солнце светит тускло и даже ближайшие пики еле различимы в дымке. Вообще-то, это нам на руку: большую часть дня придется провести на жаре, в высокогорной полупустыне. Вышли со стоянки в 7-00. Подъем на перевал Зардив Южный начали неподалеку от места ночевки, траверсируя склон в направлении хорошо заметной седловины. Можно было пройти немного дальше и подняться на перевал по тропе, на которую мы в конце - концов выбрались. Суммарно, за две ходки поднялись на седловину Зардива Ю. (1А, 4200 м). Дальше начинается местность с названием урочище Зардив. Возможно, весной здесь все зеленое. Сейчас же – пыльная, каменистая полупустыня, по-своему красивая (рис. 4.67). Тропа, выведшая нас на седловину, обрывается, хотя на карте и обозначено ее продолжение.


Рис. 4.67.

Урочище практически плоское, идти по нему не составляет труда в любом направлении. Попадаются неглубокие овраги с пологими бортами, кое-где видны невысокие каменные останцы. Ни малейшего намека на воду. Мы заранее наметили маршрут не по диагонали урочища, а по его краю, т.к. Google Earth обещал красивый вид на озеро Зардив с южной оконечности (рис. 4.68).


Рис. 4.68.

Конечно же, ничего разглядеть не удалось. Ну, хоть не так жарко, как могло бы быть. Край урочища – не фигуральное выражение (рис. 4.69). Спуск к реке Сежддара, вытекающей из озера Зардив, еще нужно найти.


Рис. 4.69.

Очень трудно объяснить маршрут на местности, практически лишенной характерных ориентиров. Проще воспользоваться приведенными в Приложении 1 метками GPS. Мы довольно долго шли на север вдоль восточного края урочища. Однажды внизу показался зеленый луг с пасущимся на нем стадом коров. Не исключено, что следовало поискать путь, которым животные попали на травку. Выбранный в итоге маршрут спуска к Сежддаре проходил вдоль русла пересохшего ручья. Посередине спуска стояла заброшенная летовка, на выделяющейся скале возле нее установлены рога козла (рис. 4.70): судя по всему, здесь тоже ходят или ходили местные жители. На борту ущелья множество козьих троп, но одной, хорошо набитой тропы нет. К 13-00 мы спустились к реке (рис. 4.71), на высоту 3000 м. До этого источников воды на нашем пути не попадалось.


Рис. 4.70.


Рис. 4.71.

Пройдя пол-ходки вниз по Сежддаре, натыкаемся на летовку, мост и двух молодых парней, сидящих на нем. Обменявшись приветствиями на чистом таджикском языке, идем дальше по левому берегу. Похоже, что парни по-русски не говорят, поэтому мы им не интересны. Это характерно для всех встреч с местными жителями, попадавшимися по пути: молодежь, плохо владеющая русским языком, особого интереса к туристам не проявляет. Люди постарше, говорящие по-русски, охотно идут на контакт. Вскоре достигаем слияния «нашей» реки с правым притоком Зироданав и переходим на правый берег. Очень приятная переправа по песчаному дну и в теплой воде. Около 13-00 останавливаемся на обед возле переправы в райском местечке (рис. 4.72), но долго рассиживаться здесь нельзя, т.к. пройдена лишь половина намеченного на сегодня пути.


Рис. 4.72.

После обеда непродолжительное время идем вверх по течению Зироданав и, увидев тропу на правом берегу, переходим (перепрыгиваем) туда. Поворот на перевал Дардендак (н/к, 3650 м) легко пропустить, т.к. тропа, уводящая вверх по ущелью, спрятана в камнях. Характерный ориентир – напоминающая орла скала (рис. 4.73), к которой тропа поднимается серпантином. Скалы справа по ходу смачиваются сочащимся сверху ручейком и на них прилепились очень красивые «висячие сады» (рис. 4.74).


Рис. 4.73.


Рис. 4.74.

Подъем на перегиб, который условно можно назвать западным краем седловины Дардендака, занимает полторы ходки. Тропа набирает высоту довольно быстро. Завершение подъема отмечено мощным туром, справа по ходу стоит заброшенная летовка. Есть шоколадку еще рано, набор высоты продолжается и далее, хотя градиент гораздо меньше. Тропа хорошо заметна, на единственной развилке, попадающейся по пути, следует продолжать идти прямо. Местность сильно напоминает египетскую пустыню где-нибудь неподалеку от Марса-Алама, только нет обломков кораллов и море на горизонте не синеет… В пустыне должны быть оазисы и через несколько ходок мы к одному и подошли (рис. 4.75).


Рис. 4.75.

Вид на зеленые поля радовал глаз, но не грела душу перспектива потерять с немалым трудом набранную высоту. Как оказалось, расставаться с ней следовало гораздо решительней, чем это проделали мы. Попытка траверсировать правый борт долины кончилась несколькими утомительными перелазами через овраги с крутыми бортами. Человеческих троп на них не было, только козьи и сурчиные. Мы добрались до тропы, заметной на снимке на левом склоне, но лишь для того, чтобы спуститься по ней вниз, к арыку, текущему по правому (на снимке) краю поля. Нужно было сделать это гораздо раньше. Вдоль арыка идет даже не тропа, а дорога. Именно ее и следует придерживаться, продолжая путь на Дарденак. Есть шоколадку по-прежнему рано, но вот напиться из арыка и набрать воды во фляжки необходимо, потому что реки, обозначенной на топографической карте, нет и в помине (рис. 4.76), а арык питается ручьем, стекающим с левого (орографически) борта долины и течет только вдоль поля.


Рис. 4.76.

По дну пересохшей реки мы к концу дня подошли к спуску к полноводной реке Джентив. Условно, это восточный край седловины Дарденака. По пути к нему, за ходку, нам встретилась мощная, населенная летовка, вокруг которой паслось огромное стадо овец и коз. Где уж они находят воду и траву – загадка, т.к. даже возле летовки ручья что-то не видно. Зато ручеек нашелся в начале спуска к Джентиву (рис. 4.77), мы напились и, наконец, отметили преодоление Дарденака растаявшей шоколадкой.


Рис. 4.77.

Спустившись к реке, пришлось в 19-30 встать на ночевку внутри ограды чьего-то поля (рис. 4.78), немного поднявшись обратно вверх по склону, т.к. моста не нашлось, а для переправы Джентив казался слишком бурным. По его левому берегу идет арык, но известно, что пути там нет, тропа вдоль арыка ведет только до ближайшего поля ниже по течению. Кроме того, нам нужен именно правый берег, на котором тоже видна тропа.


Рис. 4.78.

За день было пройдено 24 км - немало, но хотелось добраться до места нашей уютной «забросочной» ночевки на слиянии Джентива и Юбена.

10.08 (22-й день). Вышли в 8-00. Брод через Джентив оказался неожиданно простым (рис. 4.79). Не исключено, что и вечером реку удалось бы пересечь без особых проблем.


Рис. 4.79.

Хорошо, однако же, что мы в нее не сунулись, потому что следующее подходящее место для ночевки имеется лишь спустя ходку, которая вечером накануне была бы явно лишней. Так же без проблем перейдя Юбен, выбрались на тропу, знакомую по первым дням похода. К 13-00 подошли к Диору и обедали до 15-00 на правом берегу Ходаша, в лесу (рис. 4.80).


Рис. 4.80.

Приблизительно к 17-00 мы добрались до поворота в ущелье Светлого и в 19-00 поднялись к заброске. Таким образом, переход от Нового Чахлозара до Светлого удалось преодолеть в намеченные три дня. Два последних из них оказались достаточно напряженными.

11.08 (23-й день). Планировалось, что после перевала Светлый (2А, 4800 м), на озерах Вранг, у нас будет полудневка. Однако по всему было видно, что перед заключительной частью маршрута необходим день полноценного отдыха. Расчет времени и продуктов показывал, что мы вполне можем это себе позволить.

Выходим с ночевки под Светлым в 8-30, предвкушая радости дневки. Проще всего идти в перевальный цирк вдоль ручья. Седловина перевала долго не видна. Ущелье делает поворот налево, за которым на высоте около 4400 м находится симпатичная зеленая поляна – отличное место для стоянки. Потом следует поворот направо, после которого и открывается седловина, на которую мы поднялись, оставив слева моренный холм (рис. 4.81). Седловина Светлого – огромное плоское поле. Там, где мы на него выбрались, тура нет. Кажется, тур был виден метрах в четырехстах севернее, но идти туда было лень, наш спуск – в противоположную сторону.


Рис. 4.81.


Рис. 4.82.

Спуск с перевала прост и очевиден, хотя иногда надо смотреть под ноги, а не любоваться видами озер Вранг и пиками Маркса и Энгельса (рис. 4.83). Под ногами, правда, попадались красивые цветы. К 12-15 мы спустились на зеленую лужайку возле речки и остановились на обед. Сложность перевала категорически не соответствует той, что указана в классификаторе. Светлый - это явно 1Б, но никак не 2А! После обеда, к 15-30, мы подошли под травянистый склон в ущелье, выводящем на перевал Врхац, где и решили устроить дневку (рис. 4.84). Место неплохое, но наша обеденная стоянка была еще уютнее и сильно выигрывала в отношении окружающих видов.


Рис. 4.83.


Рис. 4.84.

Местность вокруг озер Вранг похожа на высокогорную тундру (рис. 4.85). Высота нашей дневки – 4450 м. Ветрено, лезть в воду что-то никому не хочется.


Рис. 4.85.

По пути к месту дневки нам встретилось пасущееся стадо, при этом издали казалось, что его охраняют собаки. Где собаки – там люди, а значит есть надежда на лепешки и айран! Подошли поближе и увидели самостоятельное стадо яков (рис. 4.86) с игривыми ячатами, которые носились, мотая хвостами. Издали их легко спутать с крупными собаками. Яки отнеслись к нам настороженно, отцы семейств отправились выяснять отношения. Но, поскольку мы находились на разных берегах ручья, до серьезного конфликта дела не дошло. Тем не менее, поворачиваясь к якам спиной, чтобы сфотографироваться на их фоне, я ощущал некоторую напряженность…

Неподалеку от пастбища яков стояла пустая летовка, вниз по реке от нее уходила набитая тропа, обозначенная как на топографической карте, так и на «ляпинке». Планируя поход, мы обсуждали вариант заноса заброски на озера Вранг, но предпочли вариант с Юбеном, т.к не были уверены в дороге до Джавшангоза.

12.08 (24-й день). С погодой повезло, поэтому дневка удалась. Вкусных сюрпризов хватило даже при четырехразовом питании. А если на дневке не объедаться – то какой в ней смысл? Посчитав оставшиеся дни, созвонились по спутниковому телефону с водителем Жорой и договорились о встрече 19-го августа.


Рис. 4.86.

Район пика Маркса

13.08 (25-й день). Вышли в 7-15. Утро оказалось неожиданно холодным. Подъем на перевал Врхац (1Б, 4930 м GPS) так же прост, как и на Светлый (рис. 4.87)


Рис. 4.87.

Спуск тоже ничем особенно не запомнился. Тура на седловине нет, сложили свой. Спустившись с Врхаца траверсом вправо по осыпному склону, начали подъем на перевал Разведчиков (1Б, 5003 м GPS). Для подъема на седловину потребовалось одеть кошки (рис. 4.88). Вышли на седловину в 11-10.


Рис. 4.88.

Тура на седловине нет, сложили свой. Спуск с перевала Разведчиков на ледник Хацак также проходит по скально-осыпному склону, несколько более крутому, чем у перевала Врхац. Склон изрезан кулуарами, и мы некоторое время траверсировали его вправо по ходу в поисках пути, просматривавшегося до выхода на выполаживание. Спуск требует осторожности, нужно идти плотной группой, в касках. После спуска на ровную морену ледника по пути к перевалу Даугава пришлось продолжить терять высоту. Выйдя на ледник, обедали с 12-30 до 14-30. После этого пересекли ледник, выйдя на его южный открытый ледовый склон, по которому поднялись, одев кошки.


Рис. 4.88а.

К 16-30 поднялись на морену под перевалом Даугава и остановились на ночевку (рис. 4.89). Идти дальше нет смысла – начинается открытый ледник, по которому текут ручьи.


Рис. 4.89.

Рассматриваем нашу вторую 3Б, намечаем завтрашний маршрут. С перевала Врхац был хорошо виден непройденный перевал Железнодорожник (3Б). При планировании похода мы обсуждали возможность включить его в нитку маршрута, т.к. на фотографиях из отчетов 1980-х перевал смотрелся вполне преодолимым. Смущала, правда, фраза «наконец, найден безопасный путь на перевал Железнодорожник» в одном из них. В итоге был выбран перевал Даугава, т.к. на первопрохождение тройки «Б» наша группа не имела права. То, что мы увидели с перевала Врхац, казалось вполне сопоставимым по сложности с перевалом Даугава (см. Приложение 3). Перепад высоты у Железнодорожника, конечно больше, да и сам перевал выше, однако его северный склон явно не столь крут. А вечером с Железнодорожника сошла мощная лавина! В деталях мы ее рассмотреть не могли, но похоже, что обвалился лед с хорошо заметного на снимке скола. Снежная пыль висела вдоль всего гребня пика Соседний.

14.08 (26-й день). Вышли в 8-20. Почему-то сборы оказались долгими. Подошли под перевальный взлет в правой части и повесили 5 веревок на хорошо заметном ледовом «галстуке» (рис. 4.90 - 4.92). После этого пару веревок прошли в связках на скользящем ледобуре, чтобы выйти на склон под пиком Овальным.


Рис. 4.90.


Рис. 4.91.


Рис. 4.92.

Пройдя склон горизонтальным траверсом в связках (рис. 4.93), переместились на восточный (левый) край перевального взлета, где повесили еще три веревки, чтобы выбраться на седловину. Крутизна склона на последней веревке – около 700, первый участник провешивал ее без рюкзака, с двумя инструментами (рис. 4.94-4.95).


Рис. 4.93.


Рис. 4.94.


Рис. 4.95.

На седловину вышли около 16-00. Тура на ней найти не удалось, но артефактов хватает, например поседевшая от времени каска (рис. 4. 96), возможно, принадлежавшая одному из первопроходцев перевала. По нашим сведениям, мы здесь вторые.

Необходимо заметить, что участок нашего горизонтального траверса будет явно лавиноопасным после сильного снегопада.


Рис. 4.96..

Спуск с Даугавы к месту стоянки на леднике Нишгар занял около полутора часов (рис. 4.97).


Рис. 4.97

Я надеялся, что удастся переночевать у маленького ледникового озера на месте бывших Грузинских ночевок, где мы обедали в 2009 г., но места для двух палаток там не нашлось, хотя озерцо и цело. Пришлось идти «за угол», на ледник Нишгар Западный, где посередине ледника и удалось вытоптать среди кальгоспор площадку для ночевки. Кальгаспоры невысоки, примерно по колено, однако вся поверхность ледника сочится водой (рис. 4.98).


Рис. 4.98.

15.08 (27-й день). Сегодня нам предстоит очередной километр вверх. Для Альфреда, Саши Ульянова и меня это будет повторением пройденного. Западный склон перевала не особенно изменился по сравнению с 2009 г., но снега на нем еще меньше, чем тогда. Выходим в 7-45, в сумерках – день убывает. Практически повторяем путь 2009 г. На обед останавливаемся в знакомой мульде на высоте 6100 м (рис. 4.99).


Рис. 4.99.


Рис. 4.100.


Рис. 4.100а.

Состояние и крутизна западного склона Нишгара Центрального позволяют, как и двумя годами раньше, идти без страховки, но если тенденция сохранится и лед начнет вылезать из-под снега, то потребуется провеска перил. На седловину перевала выходим в 16-00. Сверху особенно заметно, как сильно обтаяли и просели ледники (рис. 4.100). Возле самой седловины появился новый длинный бергшрунд. Тем не менее, пока что для подъема на Нишгар Центральный требуются лишь хорошая акклиматизация и физическая подготовка (рис. 4.100а).

Спуск с седловины на ледник Нишгар Восточный не сложнее, чем раньше. Ледник по-прежнему закрытый, идем в связках (рис. 4.101). На ночевку на высоте 5850 м GPS спускаемся к 17-30 (рис. 4.102). Останавливаемся прямо напротив нашего последнего заявленного первопрохода, возле поворота в ущелье, ведущее на восточную седловину Маркса. Поизучав некоторое время южную седловину пика ТаджикскогоГУ, через которую мы рассчитывали перебраться на ледник Ровный, я понял, что это не про нас. Высота седловины более 6000 м, подъем на нее технически сложен. По совокупности, сложность перевала заведомо превышала 3А, поэтому попытка его прохождения стала бы нарушением правил. Наверное, со спортивной точки зрения такой первопроход выглядел бы красиво. Однако совершенно очевидно, что второго прохождения этого перевала пришлось бы ждать неопределенно долгое время (рис. 4.102).


Рис. 4.101.

На мой взгляд, отличие горного туризма от альпинизма заключается и в том, что пройдя первым какой-либо перевал, ты вообще-то рассчитываешь, что открываешь дорогу последователям. Хочется, чтобы первопрохождение было не только демонстрацией спортивных возможностей группы, но и обнаруживало более короткий либо более простой, чем уже известные путь через горный хребет. Тройка «Б», выводящая в то же ущелье, что и двойка «А», находящаяся поблизости, выглядит противоестественно. Целью заявленного первопрохода был поиск перевала, соединяющего ледники Нишгар Восточный и Ровный. Валлийские альпинисты, совершавшие в 2005 г. восхождения в этом районе, придумали для Ровного удачное название «Нишгар Дальневосточный». С этого ледника возможно простое, уровня 3А, восхождение на пик ТГУ.


Рис. 4.102.

16.08 (28-й день). На восхождение на пик Маркса через восточное плечо мы стартовали в 8-00. Вход в ущелье, ведущее к плечу, выглядит как узкая щель между двумя хребтами, восточный из которых соединяет пики Николадзе и ТГУ, а западный спускается с пика Маркса. Ледник в щели сильно изорван, идем в связках. За проходом в цирк через узость ледник выполаживается и впереди становится виден снежно-ледовый взлет, выводящий на восточное плечо. Плечо обозначено на «ляпинке» как перевал Локомотив (3Б, не пройден). С юга все смотрится пристойно (рис. 4.103), просто напрашивается объявить это место перевалом, как, видимо, и поступила какая-то из альпинистских экспедиций, не заглянув с плеча на север (это опасно-карнизы!). В действительности, «это» не перевал и даже не «перелаз», а попытка суицида. Спуск на север выводит на седловину перевала Зугванд (3Б*). В Интернете и отчете о походе 2009 г. есть фото северного склона пика Маркса, сфотографированного с пика Энгельса, где хорошо видны опасные карнизы, свисающие с восточного плеча на север и крутой ледовый склон. На взгляд автора, этот крестик с карты лучше убрать. С тем же успехом можно объявить перевалом северную стену Маркса.


Рис. 4.103.

Подъем на плечо (6300 м GPS) по фирновому склону, покрытому высокими, до пояса, кальгаспорами, мы закончили к 11-00 (рис. 1.4.8). Дальнейший путь по гребню достаточно очевиден, но нужно не пропустить момент поворота на юг, под мощный снежный наддув (рис. 4.104). Движение в связках, попадаются трещины. Слева к этому наддуву примыкает юго-восточный гребень Маркса. Под наддувом имеется полка (рис. 4.105), выводящая на финальный отрезок подъема по восточному ребру. В конце полки находится небольшое укручение склона, на котором понадобилось повесить веревку (рис. 1.4.6). Укручение выводит на ровную площадку на высоте 6606 м GPS, где в 13-00 мы остановились на часовой обед. Площадка прикрыта от ветра, здесь можно ночевать. От площадки к вершине идет широкий, пологий снежный гребень с несколькими увалами, с последнего из которых хорошо видна вершинная скала с табличкой, установленной в 2009 г. (рис. 4.106).


Рис. 4.104.


Рис. 4.105.


Рис. 4.106.

Во время обеда мы обсудили варианты спуска в базовый лагерь и далее к Пянджу. К сожалению, хоть солнце и пекло, но день был облачным, видимость часто пропадала, поэтому окружающими видами толком насладиться не удалось. Снег, однако же, заметно раскис, поэтому спуск по пути подъема был чреват лавинной опасностью на восточном плече. Подниматься на него, использую площадки между кальгаспорами как ступени, было очень удобно, но спускаться, сшибая эти же подтаявшие кальгаспоры, совсем не хотелось. Мы решили вернуться в лагерь через западное плечо Маркса, т.е. сделать полный траверс вершины в широтном направлении. Путь спуска был хорошо знаком троим участникам похода 2009 г. Одновременно мы договорились пройти на следующий день к Пянджу через наш резервный первопроход, выводящий на реку Дриж.

На вершину мы поднялись к 15-00. Проведя на ней около получаса и так и не дождавшись ясного неба, сфотографировались (рис. 107) и отправились вниз. Записку, извлеченную из-за мемориальной таблички, я положил туда в 2009 г. Заменив записку, вместе с ней мы оставили на вершине и небольшой бронзовый бюст Маркса.


Рис. 4.107.

Для спуска на западное плечо потребовалось повесить одну веревку вдоль скал, сразу после начала спуска с вершины. Верхний конец веревки был закреплен на ледобуре, последний участник спускался с нижней страховкой. Веревки как раз хватило до небольшой полочки, на которой собралась вся группа (рис. 4.107а).


Рис. 4.107а.

Вспыхнула короткая дискуссия, идти ли дальше известным маршрутом 2009 г, или же попытаться попасть на седловину по пути Рыкалова, упомянутом в его отчете 2003 г. Вовремя вспомнив, что лучшее – враг хорошего, мы, связавшись, отравились вниз по варианту 2009 г. Идти в связках совершенно необходимо, т.к. трещины попадаются на гребне постоянно, и в одну из них я провалился по грудь. В условиях ограниченной видимости важно было избежать соблазна начать спуск на юго-восток, не дойдя до седловины Нишгара Центрального. В конце-концов оказавшись на ней, мы по своим вчерашним следам к 17-00 вернулись в лагерь

17.08 (29-й день). Вышли в 8-00. Гладкую часть ледника прошли в связках. В начале ледопада, руководствуясь воспоминаниями 2009 г, сунулись в правый ранклюфт, и напрасно: не ходится (рис. 4. 108). Вернулись в центр и некоторое время закладывали зигзаги между сравнительно узкими, но глубокими трещинами. Их ширина по большей части была как раз такой, что рисковать и прыгать не хотелось. Ледопад, определенно, стал более рваным по сравнению с 2009 г. (рис. 4.109а, б), но перила, как и в том году, вешать не пришлось.


Рис. 4.108.


Рис. 4.109а.


Рис. 4.109б.

Поплутав между трещин, к 12-30 мы выбрались на морену левого борта ледника, на высоту около 4900 м GPS. Пересекать ледник по ходу влево мы начали после того, как вышли на его пологую часть, в ледопаде же шли ближе к правому борту. На морене мы обедали до 14-30 и затем стартовали на свой последний в этом походе перевал. Требовались определенные усилия, чтобы заставить себя вновь набрать полкилометра высоты, т.к. внизу, на противоположном борту Нишгара, уже можно было разглядеть зеленую лужайку.

Ледопад с ледника Ровный выглядит крайне внушительно (рис. 4.110), но достаточно просто обходится по левой морене. Выйдя с обеденной стоянки, мы начали подъем вправо - вверх, по направлению к скале с характерным мраморным поясом (рис. 1.4.12г). От нее повернули влево и, продолжая набирать высоту, подошли к руслу ручья, заметного на рис. 4.110. Приблизительно на высоте 5300 м морена выполаживается и утыкается в открытый ледник. Потребовалось одеть кошки, чтобы преодолеть ледовый взлет и выйти на седловину, недалеко от которой ледник снова уходит под морену. Подробное описание прохождения перевала вынесено в Приложение 3. На седловине, с которой открывается великолепный вид на Гиндукуш (рис. 4.111), мы были около 17-00. Новому перевалу было решено дать имя Дриж (2А, 5392 м GPS), по названию реки, берущей с него свое начало. Спустившись в сторону Пянджа на ходку вдоль ручья по правому борту ущелья, остановились на ночевку на первой пригодной площадке – галечных наносах на высоте 5010 м GPS. Озеро, заметное с седловины, к сожалению, остается за моренным валом.


Рис. 4.110.


Рис. 4.111.

18.08 (30-й день). Вышли в 9-10. Вначале шли правым берегом ручья, возле которого ночевали. Через ходку спустились на поляну возле красивого водопада (рис. 4.112). Это отличное место для ночевки. К 13-00 спустились на высоту 4000 м к заброшенной летовке, где обедали до 14-30. От летовки начинается тропа. К 16-30 вышли на поля над Пянджем (рис. 4.113).


Рис. 4.112.

Здесь нам нужно было решить, идти ли направо – в кишлак Нишгар, или же налево – в кишлак Дриж (рис. 1.4.13). Мы выбрали Нишгар, поскольку водитель Жора в разговоре по «спутнику» вспомнил именно о нем, из чего можно было заключить, что Нишгар – большой кишлак. На деле оказалось ровно наоборот: Нишгар состоит всего из нескольких домов, Дриж существенно больше, в нем даже есть два магазина, до которых впоследствии пришлось прогуляться. Расстояние по тракту между кишлаками около километра. В Нишгар мы попали около 17-00, полюбовавшись на спуске видами Пянджа и Гиндукуша (рис. 4.114).

Спуск к Пянджу начинается в нижнем южном углу поля на рис. 4.113. Заход на тропу, возможно, придется немного поискать, но она точно есть, не следует бросаться вниз по склону, сломя голову. Тропа спускается к кишлаку плавным серпантином, регулярно пересекая текущий с полей ручей. Поля и тропу можно разглядеть в Google Earth.


Рис. 4.113.
Рис. 4.113а.

Итоги путешествия, выводы, рекомендации

За 30 ходовых дней пройдено 170 км и 16 перевалов, навешено в сумме 55 веревок, 2750 м перил. Маршрут был построен из трех основных частей, и акклиматизационного выхода, совмещенного с организацией заброски. С культурно-познавательной точки зрения маршрут интересен большим охватом района путешествия и посещением ряда его достопримечательностей: рудника по добыче лазурита, долин рек Шахдара и Пяндж. Мы побывали практически во всех памирских климатических зонах: в лесу, на альпийских лугах, высокогорной полупустыне, высокогорной тундре, в высокогорье как таковом. В заключительной части маршрута совершен широтный траверс высшей точки района – пика Маркса.

Погода на протяжении маршрута была хорошей, что вообще характерно для Юго-Западного Памира. Снежная обстановка позволяла не опасаться лавин, однако усложнила прохождение отдельных перевалов: приходилось крепить перила там, где рассчитывали обойтись без них. Наличие в группе людей с многолетним туристским опытом (в том числе памирским), безусловно, повысило запас прочности для надежного прохождения маршрута. Сложные участки преодолевались не наскоком, а продуманно, в частности, удалось избежать таких нежелательных приключений, как ночные хождения или сидячие ночевки. Хорошая физическая и техническая подготовка участников, продуманный план похода, правильно подобранные снаряжение и рацион, гибкая тактика - все это позволило преодолеть заявленный маршрут без нарушений требований безопасности. Нам не удалось пройти два заявленных первопрохода, однако, по мнению автора, желание идти до конца в обоих случаях было чревато разного рода нежелательными последствиями. Сложность препятствий на деле оказалась выше той, на которую мы рассчитывали, и трезвая оценка своих сил заставила повернуть назад.

Тем не менее, в походе были сделаны три первопрохождения перевалов и полный траверс пика Маркса с восточного на западное плечо.

Руководитель группы /О. И. Мешков/

Приложения

Картографические материалы

Красный пунктир – основной маршрут, синий – заброски.

Список перевалов на картах В. Ляпина

GPS – файлы

Описания перевалов Заманчивый, Сарышитхарв, Дриж, восхождения на п. Джарх

TO DO: номера фотографий!

Перевал Заманчивый

Перевал соединяет долины рек Ростомдара и Баджомдара. Высота седловины перевала 5080 м GPS. Координаты седловины перевала 370,0/34.20// С; 71055/52.28// В, координаты точки спуска в долину реки Баджомдара 370,0/21.7//С; 71056/7.55// В. Перевал обозначен на карте Ляпина J-42-108 как точка с высотой 5088 м южнее седловины №47. Описание прохождения перевала дается с запада на восток, от долины реки Ростомдора к долине реки Баджомдара. Определяющая сторона перевала – восточная.

Выйдя с места ночевки около 7-00 группа переправилась через р. Ростомдора на правый берег. Переправа простая, пришлось лишь разуться. Путь по правому берегу в ущелье цирка Заманчивого показан на рис. 7.1. Фотография сделана на спуске с пер. Даршай.


Рис. 7.1.

Через полходки после поворота в ущелье имеется выполаживание, пригодное для организации ночевки. Участок хребта, в котором находится седловина Заманчивого, имеет еще несколько понижений, но подъем к ним заметно сложнее, чем к явно выраженной седловине, находящемся в северном углу цирка (рис. 4.49, 7.2). Спуск на восток прямо с седловины затруднен отсутствием подходящих точек для закрепления веревки. Начало найденного нами пути спуска находится южнее. Несложный путь траверса к нему показан на рис. 7.2а.


Рис. 7.2..

Мы вышли на седловину Заманчивого в 12-00 и стали спускаться с нее в 16-00. Четыре часа были потрачены на поиск оптимального варианта. Характерное понижение в гребне – начало первой веревки – показано на рис. 7.3. На этом месте нами сложен большой тур и оставлена спусковая петля. Первая веревка приводит на широкую полку, уходящую вправо по ходу (рис. 7.4). По полке можно перемещаться без страховки, на ней собралась вся наша группа из 8 человек. Вторая веревка, также закрепленная на петле, уходила вниз – влево и выводила на небольшую площадку, где достаточно места для трех человек. Участок спуска перед этой полкой имеет небольшое нависание. Еще три веревки перил, закрепленные на крючьях, были провешены вдоль второй длинной полки (рис. 7.6).


Рис. 7.2а.


Рис. 7.3.


Рис. 7.4.


Рис. 7.5.

В конце этой полки имеется площадка, где могут разместиться 3-4 человека. С нее была провешена последняя, шестая веревка, закрепленная на петле. После этой веревки спуск по осыпи на ровный ледник не представляет технической трудности.


Рис. 7.6.

Наша группа потратила на спуск около 5 часов, но это время включает в себя и разведку маршрута после каждого его отрезка, т.к. путь был далеко не очевиден, даже снизу его очень непросто просмотреть целиком (рис. 7.6). Возможно, найденный нами вариант спуска – не единственный.

Во время спуска нами не были отмечены случаи самопроизвольного падения камней, хотя скалы перевала сильно разрушены. Все падавшие камни вылетали из-под наших ног. Пройденный перевал является альтернативой перевала Днепропетровских туристов (2А, 5295 м) и позволяет сэкономить приблизительно полдня при прохождении маршрута из долины р. Ростомдара в долину р. Баджомдара. Определяющая сторона перевала – восточная. При движении в противоположном направлении перевал Днепропетровских туристов явно предпочтительнее (рис. 7.7). Заманчивый является самым низким перевалом из трех, имеющихся в хребте, разделяющем реки Ростомдара и Баджомдара. Мы просмотрели также западную сторону безымянного перевала, обозначенного на карте J-42-108 под №47, и она нам совсем не понравилась (см. Приложение 3). Крутой подъем по осыпи с набором высоты более километра энтузиазма не вызывает.


Рис. 7.7.


Перевал Сарышитхарв

Перевал соединяет долины рек Остона и Сарышитхарв. Высота седловины перевала 5650 м GPS. Координаты седловины перевала 370, 0/51.75//С; 720, 2/28.62//В. Перевал обозначен на карте Ляпина J-43-97 как безымянная седловина №3. Описание прохождения перевала дается с запада на восток, от реки Остона к леднику Сарышитхарв. Определяющая сторона перевала – восточная.

Мы вышли с места ночевки на реке Остона, с высоты 4000 м в 7-15. Двигаясь правым берегом реки группа подошла к морене ледника, из под которой река вытекает. Переход на левый берег по камням проблемы не составил. Одев кошки, мы поднялись на ледник и связались. Путь по западной ветви ледника, стекающего с перевала Остона на север, не представляет технической сложности (рис. 7.8). Ледник практически открытый, но с большим трещин, частично скрытых снегом, которые легко обходятся.


Рис. 7.8.

Поднявшись к 12-00 на выполаживание ледника, мы остановились на обед на высоте 5050м. Здесь можно найти место для стоянки, но для приготовления площадок под палатки придется поработать (рис. 7.9)


Рис. 7.9.


Рис. 7.10.

Выйдя с обеда, мы продолжили подъем к седловине, двигаясь вдоль левого борта ледника. Здесь связки не требуются (рис. 7.11).


Рис. 7.11.

Прижиматься к левому борту приходилось и из-за опасения лавин с видимого впереди ледового скола. На прохождение этого участка требуется около 20 мин. Седловина перевала открывается после поворота влево на снежный склон в левой части рис. 7.11 .


Рис. 7.12.

Подъем на хорошо выраженную седловину (рис. 7.12) осуществлялся в связках, т.к. склон перевального взлета покрыт мелкими трещинами. Слой снега тонок, но лед под ним размяк под солнцем и позволяет идти без провески перил. Не исключено, что в первой половине дня вешать перила все-таки пришлось бы: крутизна склона пограничная. Движемся серпантином, за две ходки поднимаемся на седловину.


Рис. 7.13.

Седловина представляет собой просторную площадку (рис. 7.13), выложенную плоскими камнями. Места под палатки готовить практически не нужно. Мало того, камни хорошо прогреты солнцем, и сидеть на них просто приятно. Солнце перестало освещать седловину перевала около 20 часов. Начало спуска находилось в 30-40 метрах южнее ночевки. Отдельные моменты спуска показаны на рис. 7.14, 7.15. В общей сложности нам потребовалось 10 веревок до точки, откуда можно было идти пешком. Все веревки были закреплены на льду (рис. 4.54). Перевал начинает освещаться солнцем около 10 часов, вскоре после этого со скальных бортов кулуара, по которому проходил наш спуск, стали изредка слетать мелкие камни. Крутизна западного склона несколько уменьшается после пятой веревки. Для сбрасывания веревок мы использовали абалаковские проушины, которые высверливались ледобуром Grivel. Петля из двойного репшнура продергивались в проушину при помощи экстрактора Saleva.


Рис. 7.14.

Проушины сверлил третий участник, ко времени подхода к станции замыкающей двойки все было подготовлено для сбрасывания веревки.


Рис. 7.15.

Перевал Сарышитхарв является альтернативой перевалу Узбекских туристов. Трудоемкость прохождения перевалов сопоставима. С перевала Сарышитхарв можно найти простой путь подъема на пик Московской Олимпиады с восточной стороны (рис. 7.16).


Рис. 7.16.


Восхождение на пик Джарх

Пик Джарх – один из трех шеститысячников в цирке ледника Сарышитхарв (рис. 7.17). Мы предприняли попытку восхождения на этот пик по западному гребню. Для выход на гребень был использован самый левый из кулуаров на рис. 7.17.


Рис. 7.17.

Крутизна кулуара позволяет обойтись одной веревкой перил в верхней части (рис. 7.18). Для выхода на гребень потребовалось повесить веревку горизонтальных перил и пробить небольшой карниз (рис. 7.19). Под скалами, в которые упирается снежная часть гребня, есть место для двух палаток. Мы начали восхождение около 7-30, на гребень поднялись за полтора часа. По скалам гребня были повешены 4 веревки, закрепленные на ледобурах в натечном льду и на швеллерах на скалах. В конце четвертой веревки мы уперлись в жандарм высотой около 10 м, обойти который не сумели (рис. 7.20). Скалы жандарма сильно разрушены, на имевшихся у нас крючьях организовать страховку не удалось. Прохождение жандарма «в лоб» возможно, скорее всего, только на ИТО. По нашим оценкам, от этого места до выхода на снежный купол Джарха понадобится еще около 6-8 веревок перил (рис. 7.20).


Рис. 7.18.


Рис. 7.19.


Рис. 7.19а.


Рис. 7.20.


Рис. 7.21.

На рис. 7.21 показан северный склон пика Джарх. Как видно, отсюда также нет простого пути восхождения на эту вершину. Группам, планирующим восхождение на Джарх по нашему маршруту, можно посоветовать организовывать штурмовой лагерь на гребне, под его перегибом и резервировать на восхождение не менее двух дней. Требуется снаряжение для организации страховки на разрушенных скалах.


Перевал Дриж

Перевал Дриж соединяет ледники Нишгар Западный и Ровный (Нишгар Дальневосточный). Седловина перевала имеет координаты 370, 6/30.13//С; 720, 28/39.36//В. Определяющая сторона перевала западная. Самостоятельного значения перевал не имеет. Описание прохождения перевала дается со стороны ледника Нишгар Западный.

Наша группа начала подъем на перевал с места обеда под ледопадом с ледника Ровный в 14-30 (рис. 7.22). По левой морене ледника Нишгар Западный мы начали движение в направлении характерной скалы с S – образным мраморным поясом (рис. 1.4.12, 7.22). Приблизительно посередине левой морены ледопада Ровного начинаем набор высоты. Путь подъема не представляет технической сложности и показан на рис. 7.23.


Рис. 7.22.


Рис. 7.23.

Перепад высоты на подъем составляет приблизительно 500 м. В верхней части подъема, для выхода к перевальной седловине, требуется одеть кошки (рис. 7.24).


Рис. 7.24.


Рис. 7.25.

Спуск с перевальной седловины проходит по правому берегу ручья, текущему практически с седловины. Мы остановились на ночевку на галечных площадках в его русле, но ниже на ходку есть отличная площадка возле красивого водопада (рис. 7.26).


Рис. 7.26.

Немного ниже этого места следует перейти на левый берег реки. Уже отсюда начинают попадаться некие намеки на тропу. Вскоре, впрочем, они исчезают, и около ходки спуск продолжается по песчано-конгломератному склону (рис. 7.27).


Рис. 7.27.

Склон выводит к заброшенной летовке. Слева по ходу к ущелью Дрижа примыкает другое узкое ущелье из которого, судя по всему, когда-то тек ручей. После летовки следует перейти на правый берег Дрижа. Это можно сделать, просто перепрыгнув речку. На правом берегу вновь начинается тропа. Впрочем, на левом берегу она также заметна, но мы шли по правому. Чем ниже, тем тропа заметнее (рис. 7.28). Кое-где попадаются ответвления, уводящие вверх по склону, однако следует держаться реки. Тропа заканчивается на развилке, показанной на рис. 1.4.13.


Рис. 7.28.

Путь к Пянджу от ледника Нишгар через перевал Дриж занимает практически столько же времени, как и вдоль р. Нишгар, однако тропа все время идет вдоль реки, т.е. нет проблем с водой, в отличие пути по тропе через ущелье Нишгара, обозначенной на карте. Помимо этого, не приходится проходить очень утомительный серпантин, который валлийские альпинисты прозвали “Beast”. Прочие препятствия сопоставимы по сложности.

Фотографии перевалов и вершин, соседствовавших с пройденными на маршруте

Рис. 8.1.


Рис. 8.2.


Рис. 8.3.


Рис.8.4.


Рис. 8.5.

Тестирование образцов снаряжения

Ниже приводятся результаты тестирования образцов снаряжения, выигранного по итогам Интернет-голосования на сайте http://www.risk.ru.

Тест веревки MAMMUT TUSK SUPERDRY 9.8 мм 50 м

Тест ботинок Aku ZENITH II GTX

Отчёт ... в процессе публикования...