Джунгарский Алатау Исторический Очерк

Материал из Туристский клуб НГУ
Перейти к навигацииПерейти к поиску

"В красивых завитушках каллиграфа

Ещё страницы, пожелтев, хранят

Изысканные радуги метафор,

Правителей молниеносный яд.


Добычи описание лихое

Оплачено историку с лихвою,

Но скрыты тайной — пролитая кровь,

Растоптанные стены городов.


Завоеваний пена на бумаге

Историком спресованная вмиг.

Распухшие от времени и влаги

В холодных нишах фолианты книг."


Основные события в цифрах и фактах
До нашей эры
Наскальные рисунки в верховьях реки Кипили в урочище Уйгентас.
III век
В Северном Приджунгарье проживало племя уйсуни.
VI-VIII века
Владение Тюркского Каганата.
Один из устойчивых стереотипов нашего исторического сознания заставляет нас думать, что предки казахов были кочевниками. На самом деле на территории средневекового Казахстана существовало значительное количество городов. Большая их часть находилась в Южном и Восточном Казахстане на маршрутах Великого Шелкового пути. Оседлые тюрки, населявшие долины рек находились в постоянном взаимодействии с кочевыми тюрками, которые пасли скот в степной зоне. Таким образом, на значительной территории Казахстана существовала смешанная культура, в которой сочетались оседлый и кочевой образы жизни. Одним из мощных центров городской культуры было Прибалхашье.

Северная («Семиреченская» или «Казахстанская») ветвь Шёлкового Пути тянулась вдоль р. Талгар до переправы на р. Или в районе Капчагайского ущелья. После нее путь вел на Чингильды, затем через перевал Алтын-Эмель дорога спускалась в долину Коксу и достигала города Икиогуз, находившегося на месте современного с. Дунгановка. Вильгельм Рубрук называет город Эквиусом. Именно здесь обнаружено одно из крупнейших городищ Илийской долины. В этом городе, как свидетельствует посетивший его в 1253 г. Вильгельм Рубрук, жили «сарацины» (иранские купцы). Из Икиогуза путь шел к Каялыку (Койлаку) — столице карлукских джабгу. Город славился своими базарами.

Неподалеку от Каялыка, судя по записке Рубрука, находилось христианское селение, через которое также проходил Шелковый путь. Далее он следовал в долину Тентека и, обогнув Алакуль, через Джунгарские ворота приводил в долину Шихо и оттуда через Бешбалык шел в Дунхуан и внутренний Китай. На юго-восточной оконечности Алакуля стоял город, который путешественники XIII в. называли «Столицей области».
XIII век
Чингисхан передал улус сыну Чагатаю.
XIV-начало XV века
Эмир Тимур передал вилайет Джете своему внуку Улугбеку.
XV век
Располагалась ставка Иса-буги – хана Могулистана.
XVII век Джунгарское вторжение
В XVII веке начались ожесточенные войны между двумя последними великими кочевыми государствами — Казахским и Джунгарским. В 1635 году на Джунгарской равнине между хребтами Тянь-Шаня и Алтая образовалось новое монгольское государство — Джунгарское ханство ойратской династии чоросов во главе с Хото-Хуцином, прозванном Эрдэни-батуром. Подталкиваемое с востока китайской империей Цин, оно начало походы в казахскую степь. Вторжения джунгар имели целью захват территорий и, прежде всего, пастбищ, так как кочевое скотоводство было основной материальной базой Джунгарии. Накопление многочисленных стад требовало расширения кормовой базы. Остро ощущался недостаток хороших пастбищ на дальних кочевьях горных каменистых пастбищ. Кроме того, захватчиков весьма привлекал ясак (налог на покоренных). Джунгары (самоназвание ойраты, по-казахски калмаки) стали регулярно вторгаться в казахские степи:
1635 год — в плен попал Жангир-султан, сын хана Есима (бежал).
1643 — отряды Жангир-султана и ополчение Старшего жуза во главе с Жалантос-батыром взяли реванш в Орбулакской битве у подножья Джунгарского Алатау.
1652 — хунтайджи Эрдэни-Батур захватил восточное Семиречье, погиб хан Жангир, ойраты начали строить свои каменные буддийские монастыри по Иртышу.
1654—1657 — в ходе четвёртой войны против войск хунтайджи Сэнгэ казахи вернули Семиречье.
1680—1684 — хунтайджи Галдан Бошохту-хан и его преемник Цэван Рабдан вторглись в Туркестан и сожгли Сайрам.
1698—1703 — хунтайджи Цэван Рабдан вновь захватил Семиречье.
1708—1718 — для противодействия джунгарам создано первое общеказахское ополчение Богенбай-батыра, битвы на реках Аягоз и Арысь.
1723—1727 — самое опустошительное вторжение джунгар, запечатлённое в народной памяти казахов, как «Актабан шубырынды» — буквально: «Великое бедствие перехода босиком» или, более политкорректно: «Годы великого бедствия» (потеряв свой скот и хозяйство народ оказался на грани гибели от врага бежали куда могли; в чем могли, часто босиком, почему эти времена и были названы «Актабан шубырынды»; вслед за войной наступил великий голод), когда значительная часть казахского народа, раздробленного на множество враждовавших между собой владений, была вырезана джунгарами, массы обездоленных людей, спасаясь от захватчиков, бежали на узбекские земли в Ташкент, Самарканд и Бухару.
1727—1730 — битвы на реке Буланты в предгорьях Улутау и горах Анракай в западном Семиречье с джунгарскими войсками хунтайджи Галдан Цэрэна.
В 1715—1720 годы, несмотря на противодействие джунгар, началось строительство сибирскими казаками Иртышской укреплённой линии, заложены крепости Омская (1716), Семипалатинская (1718), Усть-Каменогорская (1720) вверх по Иртышу. Россия утверждалась на Алтае.
В 1730 году хан западного Младшего Жуза Абулхаир снова запросил защиты уже у императрицы Анны Иоанновны, предложив ей военный союз против джунгар. Но Россия, имевшая свои далеко идущие планы, согласилась только на протекторат (миссия Тевкелева, 1731).
1755-1759
В первой половине XVIII в. Джунгарское ханство вело войны с Китаем. В середине века цинские войска предприняли очередной натиск. В итоге Джунгарское ханство было полностью уничтожено. От народа, численность которого составляла не менее 600 тысяч человек, осталось в живых 30—40 тысяч человек, спасшихся бегством. Между молотом и наковальней оказались и народы Горного Алтая. Наступили особенно трудные годы, как говорилось, "время злое". Южные алтайцы покидали горы, спускались на равнину к русским. Как передавал в коллегию иностранных дел России исследователь Алтая Е.П.Ковалевский, "где проходили цинские войска, там не оставалось и кошки драной". Поэтому, выражая волю не только алтайского народа, но и разбитых джунгарцев, оказавшихся в Горном Алтае, главный зайсан Омбо просил русское правительство принять алтайские племена "с областью своей". Речь шла не только о том, чтобы перейти (откочевать) в русское подданство под защиту крепостей, а чтобы территория кочевий вошла в состав Русского государства. В 1756 г. правительство России законодательно определило статус добровольного вхождения алтайцев и Горного Алтая в состав России. Значительная часть алтайцев и джунгар (калмыков) вначале откочевали в крепости предгорий. Здесь южные алтайцы приняли русское подданство. Через год часть алтайцев и калмыков переселилась за Волгу, большинство же вскоре после дипломатического урегулирования отношений с империей Цинов, вернулись на свои исконные кочевья в пределы Горного Алтая.
Первая половина XIX века
Край находится в зависимости от Кокандского ханства; располагается летняя ставка султанов (Сюка, Али, Буленя и Рустема Аблайхановых).
Изучение края Россией начинается с посольства к “зюнгорсокму хунтайджи Цэван-Рабтану капитана от артиллерии Ивана Унковского в 1722-1724 гг.”.

"... здесь деятельность Петра не была одностороння: он не спускал глаз с Востока, зная хорошо его значение для России, зная, что материальное благосостояние России поднимется, когда она станет посредницею в торговом отношении между Европою и Азиею. Употребляя все усилия, чтоб утвердиться на берегах Балтийского моря, Петр рыл каналы для соединения его с Каспийским морем. Страны Востока, от Китая до Турции, одинаково обращали на себя внимание Петра. Мы видели, как при встрече русских владений с китайскими вследствие деятельности открывателей и покорителей новых землиц определились границы между двумя государствами в правление Софьи..." С. М. Соловьев «История России с древнейших времён» Том 18 ЦАРСТВОВАНИЕ ИМПЕРАТОРА ПЕТРА ВЕЛИКОГО

России необходимо было обезопасить торговый путь на Восток - в богатые Бухару, Хиву, Индию. Это завещал своим преемникам Пётр I (1672 - 1725), которого все хорошо знают как "автора" такого нужного тогда нашей стране "окна в Европу", Санкт-Петербурга. Гораздо менее известно, что Пётр считал таким же важным "...путь во всю полудённую Азию отворить". И Анна Иоанновна, племянница Великого Петра, пишет на проспекте, уже утверждённом Сенатом: "Опробуеца" 1 мая 1734 г.
1822
Была отменена ханская власть в Среднем Жузе. Уже в 1826 году султан Сюк Аблайханов написал прошение о присоединении казахов рода усунь к России. В Семиречье была послана комиссия под руководством полковника Шубина в сопровождении отряда казаков.
1840 г.
Инженер-геолог Карелин исследовал природу Семиречья.
Карелин одним из первых составил карту Семиреченского края, собрал образцы 1 500 видов растений, шкуры животных и птиц. Таких богатых сборов не знала ни одна экспедиция того времени. 1842 год начался для Карелина неудачно: болела жена, власти плели интриги. Но самым большим ударом была необъяснимая смерть Ивана Кирилова. Он вез из Семипалатинска в Петербург драгоценный отчет путешественника о его исследованиях. Именно в тех местах Карелин нашел пудовый самородок золота. Отчет таинственно исчез в час неожиданной смерти посланника. Смерть молодого и здорового человека была так нелепа и внезапна, что некоторые исследователи связывают это трагическое событие с пребыванием в России Томаса Аткинсона — англичанина, выдававшего себя за путешественника, а на самом деле агента Великобритании, ревностно следящей за успехами российской политики в Средней Азии. Невольно бросается в глаза одно обстоятельство: некоторые маршруты путешествий Карелина по казахским степям довольно точно совпадают с поездками Томаса Аткинсона. Иноземного путешественника интересовали главным образом места рудных залежей и другие сокровища азиатских степей. Позже в Лондоне Аткинсон издал труд о своих путешествиях - "Oriental and Western Siberia" (Лонд., 1858). Не исключено, что потом именно по следам Аткинсона пришел в Казахстан крупный капиталист Лесли Уркварт.
Апрель 1846
Образован Чубар-Агачский пикет под командованием Бозачинина.
Июль 1846
Подписание договора между Россией и Старшим Жузом. Торговлю в населенном пункте Чубар-Агач организовал купец Масленников.
1854 год
Майор Перемышельский Б.О. разместил здесь казаков 9-10-х полков Сибирского казачьего войска для защиты от нападения Кокандского ханства. После того, как кокандский кушбеги отступил, в Чубар-Агач переселили 300 семей из Тобольской губернии.
1862-1864 года
После отмены крепостного права массовое переселение крестьян из Центральных районов России.
1867 год
Населённый пункт Чубар-Агач стал называться станицей Верхне-Лепсинской.
1880 год
Лепсинск получает статус города – центра Лепсинского уезда с населением около 20 000 чел.
1906 -1916 год
Новая волна переселенцев - в результате Столыпинской реформы началось заселение Лепсинского уезда переселенцами из Украины (из Полтавы, Екатеринославской губернии). Было образовано 17 новых посёлков, потроена линия связи Сарканд-Лепсинск-Бахаты (на границе с Киатем). Городом Лепсинск и Лепсинским уездом руководил Фёдоров, а конторой переселенцев – полковник Андреевский. Переселенцы получали 30 десятин на мужчину и освобождались на 15 лет от повинностей, им выдавалось по 100 рублей подъёмных.
1914 год
В Казахстане была создана иностранная концессия, во главе которой стоял англичанин Л. Уркварт. Период хозяйничанья Л. Уркварта в истории Казахстана считается одним из самых мрачных. В это время шла первая мировая война, и цены на свинец быстро росли. Богатые руды и дешевый труд приносили Компании Уркварта громадные доходы. Между тем рудники оставались такими же примитивными, как и сто лет тому назад. Русские и казахские рабочие, загнанные сюда нуждой и голодом, трудились по 16-18 часов в сутки, получая за это гроши. От концессионеров в Казахстане не осталось ни одного предприятия - все они находились в состоянии, не пригодном для эксплуатации.
1917 – Революция и Гражданская Война.

"...Дремлет Малыш, под одеялом темно,

Спит и видит сладкие сны:

В них, как и прежде, вдруг влетает в окно

Карлсон, вернувшийся с войны...

Выруби свет - в пламени наш Вазастан,

Выруби свет - рвутся штурвалы из рук..."

Летом и осенью 1918 года активные боевые действия развернулись в Семиреченской области. Белогвардейцы стремились захватить Илийский край, Верный и далее двинуться на юг Казахстана и в Среднюю Азию. Были захвачены Сергиополь и Урджар. Сарканд и Аксу захватила Пятая Сибирская Стрелковая Дивизия под командованием генерала Н.П. Щребаковa. С целью не допустить продвижения белогвардейцев на юг, летом 1918 года был образован Северный Семиреченский фронт, основные его части располагались в селе Гавриловском (Талдыкорган), командующим фронтом был Л. П. Емелев. Осенью 1918 года Северное Семиречье было захвачено белогвардейцами, но в обширном районе Лепсинского уезда сохранилась Советская власть, центром её стало село Черкасское. Оборона этого района вошла в историю как “Черкасская оборона”, длившаяся с июня 1918 по октябрь 1919 года (399 дней). С белогвардейцами сражались жители 15-ти сёл русских и украинских (из Екатеринославской губернии) переселенцев – Черкасское, Петропавловское, Андреевское, Николаевское, Осиновское, Герасимовское, Успенское, Колпаковское, Глиновское, Михайловское, Пограничное, Новонадеждинское, Константиновское, Новоивановское, Антоновское. Специально, чтобы сломить ее из Семипалатинска была переброшена дивизия атамана Анненковa. Бойцы «Черкасской обороны» отразили три наступления белогвардейцев (окт. – ноябрь 1918, янв. 1919, март 1919), нанеся последним большие потери. Героическое сопротивление черкасцев сорвало план наступления белогвардейцев на Верный и Ташкент с целью объединения с силами контрреволюции в Ср. Азии. Черкасцам помогали активные действия партизанских отрядов "Горные орлы", местом дислокации которых были Тарбагатай и Алтай. Летом 1919 года главные силы армии Колчака на Восточном фронте потерпели поражение, это создало условия для освобождения Западного, Северного, Восточного Казахстана и Семиречья, к концу года основная территория края была освобождена от белогвардейцев. В марте 1920 года был ликвидирован Северный Семиреченский фронт, последний на территории Казахстана. Белогвардейские атаманы Анненков и Дутов, Бакич и Щербаков с жалкими остатками войск сбежали за границу.

«Куда, куда вы катитесь,

преступники,

Мечи в безумье выхватив?

...Ослепли вы?

Иль вас влечёт неистовство,

Иль чей-то грех? Ответсвуйте!

Молчат...»

Гораций. «К римлянам»

Всё происходило в обстановке ожесточённой борьбы между крестьянской беднотой, с одной стороны, и семиреченскими казаками, кулаками и казахскими баями — с другой. Конно-киргизский алаш-ордынский полк полковника Мухарабова воевал за белых, в рядах “Черкасской обороны” сражались трудящиеся соседних казахских аулов. Работой военного госпиталя Черкасцев руководил казахский врач А. Котибаров. Каждый, смекнув что к чему, становился на ту сторону, с которой был прочно связан. Не родственной кровью, не речью единой - сходной думой, сердечной склонностью. Склонность эта зависит от количества денег в сумке, добра под крышей, жира на костях.
Китайские хунхузы, как только узнали о провале Армии Колчака и наступлении регулярных частей Красной Армии в Семиречье, мгновенно растворились в необъятных просторах Великой Поднебесной Китайской Империи, начисто ограбив приграничные селения.


Дед ты мой, дед родимый

Жарко, пойдём купаться

Ты мне скажи по правде

Мне-то за что сражаться ?


Мир далеко-далёко

Виден в окошках узких

Русские рубят русских,

Русские рубят русских...

Любэ "Русские"


1931 год.
В Джетысуйской области было восстание в Капале, Кызыл-Агаче. Люди бежали от варварской коллективизации, разразившейся как следствие голода (Голодомор), бежали через горы в Китай. На их пути встал пограничник Севастьян Кривошеин и в бою был убит. Через пять лет ему и другим пограничникам был поставлен памятник в городском саду Лепсинска.
1936 год.

"Город пропал в тумане - мигнул огнями и был таков.

Но долго ль им собираться - компас, планшетка да борода -

Лишь детям да рудознатцам нужны изумрудные города..."

Семёнов-Тян-Шанский о посещении г. Лепсинска в 1857 году:

“… мы начали спускаться в долину реки Лепсы, и наконец увидели Чубарагачское или Лепсинское поселение…Юго-восточная цепь имела на своих вершинах снежные поляны, а скат её обращенный к эллиптической долине, на дне которой было расположено Лепсинское поселение, весь покрытый разнообразным лиственным лесом, носил название Чубар-агача (пёстрого леса) и вполне его оправдывал, особенно в своём чудном осеннем убранстве. Вообще, Чубар-агачская долина представляет местность не менее привлекательную, чем лучшие долины французских Вогезов и Гардта в Баварском Пфальце, с которыми имеет большое сходство в своём осеннем убранстве. Всех домов в Лепсинском поселении было в 1857 году 440, а жителей 2216”.
П.П. Семёнов-Тян-Шанский “Путешествие в Тянь-Шань”

П.П. Семёнов-Тян-Шанский "Путешествие в Тянь-Шань в 1856-1857 годах"

"Город … рождается тогда, когда каждый из нас для себя

бывает недостаточен и имеет нужду во многих."

Платон [Госуд., II, 369 В]

Вид на окрестности станицы Лепсы. Фрагмент картины Верещагина.

В 1905 году в г. Лепсинске проживали 30 тысяч человек, были два кирпичных завода и 22 водяные мельницы.
Лепсинск - статья из Вики

Известный писатель Ануар Алимжанов о Лепсинске (родился неподалёку от Лепсинска в ауле Карлыгаш, лауреат международной литературной премии имени Джавахарлала Неру):

Герб города Лепсинска

“ В Лепсинске до Революции располагалась столица уезда. Отсюда почтовые кареты, меняя коней на станциях, доходили аж до Петербурга. Здесь часто бывали посланники царского двора. Три церкви возвышались в разных частях города. Особо выделялась единственная, но величественно сверкавшая на солнце голубизной своего купола, отделанная изразцами мечеть; в городе имелась библиотека; были свои винодельческий, кожевенный, восковой заводы; купеческие особняки, скотные дворы, караван-сараи и гостиные дворы; великолепный торговый ряд, раскинувшийся на огромной площади; кумысница и пивная; приходские школы и мусульманские медресе – богато жил до Революции этот город, где все дома и полудворцы, церкви и заводы были сложены из отборных сортов дерева, и только соборная мечеть из кирпича и камня. В офицерских залах и парке играл духовой оркестр, здесь было своё военное училище, устраивались приёмы, балы – всё как в самом Петербурге. Здесь можно было встретить не только всех знаменитостей Джетысу – страны семи рек, но и царских генералов, известных путешественников, художников, таких как Верещагин (картина художника-баталиста В. Верещагина "Окружающие Лепсинский край горы" с великолепным мастерством передает красоту края), Чокан Валиханов, Хлудов, Потанин. Лепсинск с середины XIX века был крупным торговым центром. Здесь шла торговля с Китаем. И естественно, через Лепсинск проходили и дипломатическая почта, и срочные военные и торговые депеши... Но всё это было. Революция резко изменила судьбу города. Вся местная элита, прихватив с собой немало золота и денег, удрала в Урумчи, в Шанхай, ушла скитаться по морям и странам. В своё удовольствие грабила город и банда атамана Анненкова. Многие казаки из здешних станиц и хуторов ушли тогда с атаманом. Немало досталось Лепсинску и во время раскулачивания, в пору коллективизации... Одним словом, всё было “разрушено до основанья”. Целые кварталы добротных, но пустующих домов с зияющими окнами, опустевшие торговые ряды с заброшенными складами, лавками, харчевней, гниющие от дождя, снега и солнца длинные прилавки на огромной, раскинувшейся в самом центре Лепсинска площади, на которой могли бы вместиться несколько стадионов. Здесь, на этой площади, когда-то переливалась всеми цветами радуги, гудела на все голоса знаменитая ярмарка “Ойжайляу”; на быстроту и выносливость своих скакунов соревновались наездники из Жетысу и Синьцзяна, испытывали рысаков из России, джигиты из Тарбагатая и Алаколя, Алматы и Джаркента мерились силой, соревновались в стрельбе, показывали смекалистость в козлодрании...”

Повесть “Познание”
Эпоха освоения региона освещена в книге Вадима Обухова

"Битва за Беловодье: Большая Игра начинается".


Djungaria2009 Game.JPG
Лепсинск в 1896 году
Рекламный буклет

В настоящее время в Лепсинске проживают: казахов - 258 человек, русских - 310 человек, татар - 665 человек, дворов - 365. Просто не верится, что когда-то здесь было до 45 тысяч жителей! Какой "флейтист из Гамельна" их увёл?
Вся информация о Лепсинске взята из рекламного проспекта местной туристической фирмы. Там же есть адреса "гостевых домов" для туристов - например, ул. Фрунзе, дом 20, Токпаев Ришат Шаяхметович.
Удивительный, ни на что не похожий лес в окрестностях Лепсинска. Такого причудливого сочетания - ель рядом с яблоней, брёзой и дубом мы не встречали нигде более. Вот, что пишет о красоте долины Адольф Янушкевич (родился в Польше в 1803 г., в 1832 лишён дворянского звания и сослан в Сибирь за участие в Варшавском восстании 1830 года, в 1846 вошёл в состав казахстанской экспедиции В. Ивашкевича в качестве историографа): "Над нами горы, покрытые пихтой, берёзой, тополями в ущельях яблонями, джигидой, разными кустами с ягодами (Чубар-Агач!). Над этими горами ещё более высокие, покрытые лесом, а над ними возвышаются ещё одни - в облаках, где царит вечная зима. Перед нами Лепсы, журчащая по камням в несколько русел". Янушкевич пишет, что ездил на прогулку к месту слияния Аганакатты с рекой Лепсы, и Лепсы там уходит в скалистые горы. Сейчас это место называется "Щётками". Также Янушкевич говорил, что в верховьях Лепсы деревья в несколько обхватов. Перед самым приездом экспедиции в Ой-Жайлау прибыл отряд офицера Бозачинина с двумя артилерийскими орудиями (Пикет) поэтому Лепсы, у подножия гор называют Бикетка - здесь 160 лет назад стоял лагерь экспедиции. Главной задачей экспедиции была встреча на реке Лепсы с руководителями пяти племён Большой Орды. В урочище Ой-Жайлау была одна из летних кочёвок султана Буленя, об этом тоже есть упоминание у Янушкевича. "Стали на берегу чарующей Лепсы у султана Буленя...", поэтому река сейчас называется Буленькой. Итак, нынешний Лепсинск - это то самое урочище Ой-Жайлау, где 4 июля 1846 года произошло добровольное присоединение к России пяти родов Большого Жуза.

Никольский храм города Лепсинск

После принятия Сталинской Конституции город Лепсинск переведён в статус села. Сброшены колокола с Никольского Собора, взорвана мечеть, часть домов разобраны и перевезены в другие населённые пункты. Никольский храм был построен по проекту Зенкова в конце 19 века. Архитектор применил самые последние достижения науки того времени: для укрепления фундамента использовался цемент, железо, создал защитные рвы, заполнил их гравием, чтобы они тушили подземные толчки в случае землетрясения (по проекту Зенкова был также построен знаменитый Вознесенский собор в Алма-Ате). Три года сохли ели Шренка, привезённые горожанами с высокогорного озера Жасылколь. В 1935 году в здании церкви был открыт клуб, а с 1947 - спортзал. В данное время здание церкви находится в аварийном состоянии. На территории Лепсинска было три парка, которые играли роль парков культуры и отдыха. Это - городской, церковный и "старый". (Вспомните "Вишнёвый сад" Чехова). Городской сад был вырублен, остался лишь памятник в окружении сирени.

...Потом осенняя слякоть,

...Потом зима,

...Потом Кайнозой...

Отрывок из стихотворения Олжаса Сулейменова:
История наша – несколько вспышек в ночной степи. У костров ты напета, на развалинах Семиречья, у коварной, обиженной Сырдарьи. Города возникали, как вызов плоской природе, и гибли в одиночку. …Я молчу у одинокого белого валуна в пустынной тургайской степи. Как попал он сюда? Могила неизвестного батыра? Или след ледниковых эпох? Я стою у памятника Пушкину. Ночь новогодняя, с позёмкой. Я сын города, мне воевать со степью. Старики, я хочу знать, как погибли мои города.

… Сырдарья погоняет ленивые жёлтые волны.
Белый город Отрар, где высокие стены твои?
Эти стены полгода горели от масляных молний,
Двести дней и ночей здесь осадные длились бои.
Перекрыты каналы.
Ни хлеба, ни мяса, ни сена.
Люди ели погибших
И пили их тёплую кровь.
Счёт осадных ночей майским утром прервала измена,
И наполнился трупами длинный извилистый ров.
Только женщин щадили,
Великих, измученных, гордых,
Их валяли в кровавой грязи
Возле трупов детей,
И они, извиваясь, вонзали в монгольские горла
Исступлённые жала изогнутых тонких ножей.

Книги!
Книги горели!
Тяжёлые первые книги!
По которым потом затоскует спалённый Восток!
Не по ним раздавались
Протяжные женские крики,
В обожженных корнях затаился горбатый росток.

Пересохли бассейны. Дома залегли под золою.
Можно долго ещё вспоминать
О сожжённых степях.
Только сердце не хочет,
Оно помешает мне, злое!
Чем тебя, успокоить?
Порадовать, сердце, тебя?

"Поскольку поток времени бесконечен, а судьба изменчива,

не приходится, пожалуй, удивляться тому, что часто происходят сходные между собой события.

Действительно, если количество основных частиц мироздания неограниченно велико,

то в самом богатстве своего материала судьба находит щедрый источник для созидания подобий;

если же, напротив, события сплетаются из ограниченного числа начальных частиц,

то неминуемо должны по многу раз происходить сходные события, порожденные одними и теми же причинами".

Плутарх "Сравнительные жизнеописания"